Быстрее только ветер: заправь бак правильным топливом! Адреса АЗС «Конденсат»: 1 - г. Уральск, трасса Уральск – Желаево, строение 22. 2 - Бурлинский район, г. Аксай, Промышленная зона, строение 1 А. 3 - г. Уральск, Саратовская трасса, строение 3. 4 - Бурлинский район, г. Аксай, ул. Иксанова, 172А. 5 - Зеленовский район, село Мичурино, ул. Придорожная, строение 4/9. 6 - г. Уральск, ул. Гагарина 2/6. 7 - г. Уральск, ул. Есенжанова,40 А.
-4 C
Уральск
6 C
Аксай
Еще

    Аслан МАЛАЕВ: «Для криминалиста место преступления — свято».

    О профессии криминалиста мы знаем немного – эти эксперты чаще всего остаются за кулисами трагедий, хотя их роль в расследовании  преступлений  трудно переоценить.  Еще их  путают с судмедэкспертами  или отождествляют с «киношным»  образом человека  в белом халате и с фотоаппаратом.  Но оказывается такой художественный образ не просто не раскрывает сути этой сложной профессии, но и искажает её.   
    Корреспондент «Надежды» решила пролить свет на людей этой  редкой профессии и вникнуть в суть их работы поговорила с главным криминалистом оперативно-криминалистического управления департамента полиции  ЗКО, подполковником Асланом МАЛАЕВЫМ.
     Оксана НАУМОВА
     — Аслан  Мендуаевич, как Вы пришли в профессию и почему выбор пал именно  на криминалистику?
     — Свою карьеру  я начал  с должности помощника участкового инспектора в Теректинском районе. По долгу службы часто пересекался с одним единственным штатным криминалистом, который собирался уходить на пенсию – Зейнуллой Самаровичем  Казмуханбетовым. Криминалистика меня всегда интересовала: я часто наблюдал за  работой коллеги, а однажды осмелился попросить   рассказать о ней подробно, пока он не ушел на заслуженный отдых.  Особо на удачу я не рассчитывал, но  Зейнулла Самарович   передал мое желание начальнику районного отдела полиции, а он выдвинул  на должность криминалиста мою кандидатуру.  Так в 2008 году я начал осваивать новую профессию. В 2011 году перевелся в управление полиции города Уральска на эту же должность.
    —  Необходимо было получить дополнительное образование или пройти подготовку? 
    — Да, меня направили в Алматинскую академию МВД РК для прохождения курсов повышения квалификации. После их окончания мне выдали два допуска на самостоятельное проведение  дактилоскопических (по отпечаткам пальцев) и холодных исследований (исследование  холодного оружия). Криминалист всегда сталкивается с   необходимостью повышать свою квалификацию, чтобы проводить самостоятельные исследования — баллистические, трасологические и многие другие. На каждое их проведение необходимы допуски, которые выдают  в МВД в Нур — Султане,  и в Алматы.      Мир быстро меняется, появляются новые технологии, поэтому мы учимся постоянно, беспрерывно.  
    —  Из чего состоит работа криминалиста? 
    — Рабочий день криминалиста начинается с того, что он заступает в следственно-оперативную группу, в состав которой входит следователь, оперуполномоченный, участковый и кинолог. Наша работа направлена на предупреждение и раскрытие преступлений. Для этого мы должны работать слаженно, оперативно, понимать и взаимодействовать друг с другом. Быть одной сплоченной командой. Если совершенно преступление, то оно должно быть раскрыто в «дежурные» сутки. Для этого мы выезжаем на место происшествия, осматриваем его, ищем все возможные следы, фиксируем и изымаем их, упаковываем, после чего идентифицируем с теми данными, которые есть в наших базах данных.  Мы должны отыскать все, что осталось после преступника.
     —  А какие вещественные доказательства Вы изымаете на месте преступления? 
    — Мы ищем любые возможные следы –  папиллярные линии рук, отпечатки пальцев, следы от подошв обуви или протекторов шин, следы воздействия посторонних предметов на оконные проемы или двери, когда преступник  проникает внутрь помещения. Следы биологического характера. Приведу пример. Обычно преступники выжидают удобного момента, чтобы проникнуть в дом или напасть в укромном месте. Там они курят, пьют напитки, в том числе и алкогольные, топчутся, сидят, облокачиваются, плюют, едят, некоторые даже ходят по нужде. Все это мы изымаем и в лабораторных условиях  исследуем. Если происшествие связано с убийством и применением огнестрельного оружия, то остаются баллистические следы. Также мы должны выяснить  откуда стреляли, определить траекторию полета пули, и найти  след преступника, если выстрел был произведен с большого расстояния. Если выстрел был произведен в помещении, где находился пострадавший и подозреваемый,  следы искать легче.  В таких случаях мы ищем следы пороховых газов, пули, дроби, гильзы, непосредственно сам снаряд, бывает даже, что подозреваемые оставляют орудия на месте преступления.

    — Помните свое первое дело, удалось ли Вам его раскрыть?
    — Помню отчетливо и я его раскрыл.  Запомнил на всю жизнь. Это невероятные ощущения, когда понимаешь, что благодаря твоей работе удалось задержать преступников. Тогда я понял всю значимость профессии, как важна в нашем деле оперативность.  Я работал в подразделении поселка Федоровка. У человека угнали машину, которую он только купил. Угонщики ездили на ней какое-то время, разбили, перевернулись на ней, а потом сожгли. Это преступление было особо тяжким, а для районного подразделения оно считалось еще и резонансным. На поверхности сгоревшей автомашины остались места, где она прогорела не полностью, именно там удалось изъять следы.  Было лето, стояла жара. В срочном порядке я перенес их на дактилоскопическую пленку, которая в таких погодных условиях могла испортиться. Необходимо было срочно доставить ее из района в город  и перефотографировать  на специальной установке «Уралус». Мне это удалось. Я забил в поисковую систему данные улики, и были установлены три подозреваемых, которые в дальнейшем дали признательные показания.
    — Возможно, чтобы только одна  улика  раскрыла  целую серию преступлений? 
    — Безусловно. Такой случай был в моей практике. Мы раскрыли многоэпизодное преступление в Уральске, связанное с кражей автомобильных зеркал. Аналогичное преступление — многие, наверное, помнят было в Алматы: тогда  погиб знаменитый фигурист Денис Тен. Такая же история была в Уральске. Воровали зеркала с дорогих автомашин. В районе Ремзавода с одного только двора были похищено за ночь зеркала с 12 машин. На месте происшествия на земле я нашел осколок от корпуса автомобиля с отпечатками пальцев рук, который упал когда выламывали зеркало. Подозреваемый, к слову, жил совершенно в другом районе города. Его удалось задержать и найти почти половину всего похищенного, которое вернули владельцам. Они были очень нам благодарны. Так одна единственная улика помогла раскрыть много эпизодное дело.
    — Какие еще дела Вам запомнились больше других и почему?
    — Меня до сих пор возмущает одно преступление, раскрыть которое было делом принципа. Ночью было совершенно нападение на пенсионерку:  разбили стекло в окне, залезли в дом, напугали бабушку и похитили ее ценности.   Бабушка жила одна, и у преступников хватило наглости обидеть её – это не укладывалось в голове. Ночной осмотр места происшествия не принес результатов, и мы вернулись туда утром. В ходе  дополнительного осмотра нашли биологические следы, а именно кровь, направили ее на генетическое исследование. На осколках оконного стекла обнаружили отпечатки пальцев, которые внесли в базу и нашли подозреваемого. При задержании он показал, где спрятал похищенные золотые украшения бабушки.  Это преступление было раскрыто в дежурные сутки. Мы приложили максимум усилий. В ночное время сложно проводить осмотр, при искусственном освещение следы можно и пропустить, а вот при естественном свете можно увидеть намного больше.
    — А существует идеальное преступление, когда  преступник  вообще не оставил улик?
    — Идеального преступления не бывает! Преступник всегда оставляет следы. Даже если он тщательно готовиться к преступлению —  надевает перчатки, бахилы. Все равно где-то допускает промах. Например, были случаи, когда человек смотрел в окно, есть ли кто-то дома и прикоснулся к стеклу лбом. Он попал на камеры видеонаблюдения и мы предположительно знаем его рост. На стекле он оставил следы морщин, расположение бровей, волосяного покрова, все это тоже диагностируется и изымается. Благодаря, казалось, мелочам, мы находим преступников. Даже по порам на лице мы можем идентифицировать личность человека. Все зависит от того, кто проводит осмотр на месте происшествия, какой у него опыт работы, знания и навыки. Бывает даже так. Приезжаем на место, где уже работает следственно-оперативная группа, настроение у них на нуле из-за того, что преступник работал в перчатках, следов нет. Тут необходимо мыслить масштабно. В таких случаях я предлагаю обратить внимание на пути отходов, пусть отработает кинолог, покажет направление, куда ушли следы. Увеличивается площадь и масштаб работы. Но при этом и возрастают шансы найти подозреваемого, отследить по камерам его маршрут. До пандемии выходя на дело человек, прятал лицо за медицинской маской или шарфом, надевал перчатки и тем самым привлекал к себе внимание. На это в первую очередь и обращалось внимание при просмотре камер. Вот он идет в маске и перчатках, а вот он уже их снял и идет без них, курит, дотрагивается до предметов, и мы уже можем взять необходимые следы.

    — Сейчас  почти  все ходят в масках и перчатках. Это усложняет работу?
    — Конечно! 90% граждан ходят в масках. К тому же качество видеосъемок с камер видеонаблюдения плохое, чтобы диагностировать преступника, например, по глазам.  При увеличении теряется качество изображения — проводить портретное исследование практически невозможно.
    — А есть ли у Вас любимый фильм, в котором реалистичнее всего отображается  работа криминалиста?
    — Почти во всех фильмах криминалиста представляют, как человека в белом халате с фотоаппаратом, который тут же выдает следователям кто, что и каким образом совершил. Но на самом деле объем работы у нас огромен. И всю работу ни в одном фильме  отразить невозможно. Такого художественного фильма нет.
    — Хорошо, тогда такой вопрос: в чем самая распространенная ошибка фильмов о вашей профессии? 
    Работа криминалиста тонкая.  Здесь все и сразу не объяснишь. Если создавать сериал или фильм о криминалистике, то можно придумать много захватывающих сценариев, —   каждый раз на месте преступления всегда все по-разному.  Наука криминология,   изучающая преступника, говорит: каждый человек индивидуален, у каждого свой подчерк.  И криминалист, выезжающий на место преступления должен мыслить и вести себя как преступник — ставить себя на его место, предполагать: как бы он поступил, как бы проник в дом, до чего бы дотронулся, чем бы воспользовался и так далее. Здесь большую роль играет  уровень фантазии, умение войти в роль преступника. Поэтому мы постоянно в движении на месте преступления. Никто из состава следственно-оперативной группы так не крутится на месте преступления как мы.  Криминалистику нужно любить и работать в ней по призванию.
    — Сколько в среднем криминалист проводит время на месте преступления?
    Примерно, 4-5 часов. Но у меня было дело, когда осмотр занял почти 10 часов. Из них плановый осмотр —  семь часов, и он непрерывно снимался на видео. После этого еще три часа следователь все записывал в протокол. Это было убийство.
    — Чем  любите заниматься в свободное время?
    — Прежде всего, люблю свой дом, где меня ждут жена и дети — сын и дочка.  Мы берем  велосипеды и едем кататься, проводить время  вместе.  Это мое хобби.
    — А как Ваша семья относится к вашей профессии?
     — Моя супруга Алия полностью поддерживает меня, это мой тыл! Она занимается воспитанием детей, и они тоже уважают мою профессию. Сын  планирует работать в полиции. Я его поддерживаю в этом, прививаю правильное отношение к  этой профессии. Дочка мечтает стать врачом.
    — Аслан Мендуаевич, из-за чего некоторые преступления все-таки остаются не раскрытыми?
    — Это связано с разными факторами, не только с криминалистикой. Осмотр места происшествия это первое следственное действие, которое направлено на обнаружение и изъятие следов. Если все это не сделать в быстро, то потом их не найдешь — затопчут люди, вытрут, намочит дождь или высушит солнце. Для криминалиста место преступления свято. Нам очень важно, чтобы все оставалось в таком виде, в котором его оставил злоумышленник. Но в жизни, к сожалению, так не бывает, а это частенько затягивает процесс и мешает получать точную информацию.

    Комментарий в  тему:
    Профессия, где нет дефицита кадров
    Почему в Казахстане практически нет вакантных должностей в криминалистике, рассказала начальник оперативно-криминалистического управления ДП ЗКО полковник полиции Айкумыс Магзумова.
    «Многие хотят у нас работать, так как это не только очень интересная работа,  — у профессии есть множество своих плюсов. Криминалист — это не только юрист или полицейский, он еще и специалист в других науках, таких как дактилоскопия, трасология, баллистика, почерковедение, фоноскопия, полиграф и многие другие. То есть мы обладаем большим объемом знаний. Также сейчас государство предоставляет нам хороший социальный пакет,  создаются отличные условия для работы. Например, ранний выход на пенсию по сравнению с гражданскими лицами, положительно решен вопрос по приобретению жилья, трудовой отпуск 45 дней,  денежные средства в размере оклада на оздоровление, выплата компенсации за оперативную службу. Также каждый год на 30%   повышается заработная плата».

     

     


     

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Оставьте ваш комментарий!
    Введите здесь свое имя

    Последние новости

    «Uralsk Green Forum-2021»: честно о проблемах экологии (ФОТО)

    Экологически чистый Казахстан – это миф или реальность? На...

    В Уральске джип насмерть сбил 10-летнюю девочку

    Девочка по имени Томирис Нурлан скончалась в больнице, не...

    Рекомендуем

    В Уральске джип насмерть сбил 10-летнюю девочку

    Девочка по имени Томирис Нурлан скончалась в больнице, не...

    В ЗКО продлили онлайн-перепись населения

    По данным департамента статистики ЗКО, на сегодняшний день области...

    Похожие материалы!
    Рекомендуем