Быстрее только ветер: заправь бак правильным топливом! Адреса АЗС «Конденсат»: 1 - г. Уральск, трасса Уральск – Желаево, строение 22. 2 - Бурлинский район, г. Аксай, Промышленная зона, строение 1 А. 3 - г. Уральск, Саратовская трасса, строение 3. 4 - Бурлинский район, г. Аксай, ул. Иксанова, 172А. 5 - Зеленовский район, село Мичурино, ул. Придорожная, строение 4/9. 6 - г. Уральск, ул. Гагарина 2/6. 7 - г. Уральск, ул. Есенжанова,40 А.
-3 C
Уральск
2.1 C
Аксай
Еще

    Роман ОСМАНОВ: «Мы не берем тарифы с «потолка»»

    Интервью с новым генеральным директором ТОО «Батыс Энергоресурсы» Романом ОСМАНОВЫМ, опубликованное в газете «Надежда» 21 октября (№ 44), вызвало резонанс. Наши читатели предложили тему продолжить. Мы собрали вопросы, и попросили руководителя «БЭР» вновь порассуждать на тему тарифообразования.
    Алексей ГРАЧЕВ
    —  Бытует мнение, что компания ТОО «Батыс Энергоресурсы» занимается работой, которая не нужна обществу, а ваши функции можно передать, к примеру, Западно-Казахстанской распределительной электрической компании (РЭК). Как Вы на это смотрите?
    — Энергетика у нас в стране регулируется государством и законодательно находится под его жестким контролем. Еще в 2004 году был принят закон о разделении функции  электропередающих и электроснабжающих компаний.
    Самое главное, что необходимо понять  — ТОО «Батыс Энергоресурсы» (БЭР) и Распределительная Электросетевая Компания (РЭК) выполняют разные функции, разную работу.  Заявления  такого рода как передать функции, звучат наивно. Примените такое в отношении себя.  К примеру, вы работник РЭК, диспетчер или инженер-энергетик, и помимо своих служебных обязанностей, должны пойти сесть за кассу, собирать оплату от населения и т.п.  Или устранив обрывы на линии электропередачи сесть за телефонный аппарат и обзванивать должников, а по пути домой разносить квитанции  потребителям.
    Работники РЭК, каждый на своем участке, выполняют непростую работу по обеспечению бесперебойной передачи электрической энергии, за что им огромная благодарность. Но они вовсе не должны выполнять несвойственные их работе функции.
    И  даже если предположить такое, в итоге, объединив функционал энергопередачи и энергоснабжения затраты в конечном тарифе для потребителя электроэнергии не изменятся, поскольку тогда они объединятся. Ведь об этом беспокоятся люди. Удешевление тарифа не произойдёт, в том числе и потому, что в тарифе БЭР отсутствует прибыль.
    —  А в чем тогда смысл вообще разделять эти функции?
    — Выделение из РЭКов снабженческих функций должно было привести к развитию конкурентного розничного рынка в электроэнергетике. Множество, именно множество энергоснабжающих организаций, а не один монополист, должны конкурировать за потребителей в предоставлении лучших условий и цены, создавать удобный и понятный современный сервис. По крайней мере, такая система работает во многих развитых странах, в частности, в Германии.
    Согласитесь, повышение качества и уменьшение стоимости обслуживания граждан — отличная цель, но что-то у нас пошло не так. Лично мое мнение — тут проблема в неравных условиях между Энергоснабжающими организациями и Гарантирующими поставщиками. Первые регулируют цены только у себя, самостоятельно. Гарантирующие всем обязаны, но при этом не имеют никаких прав или привилегий. Нужно либо регулировать всех, либо не регулировать никого. Или если уж мы дифференцируем тарифы Гарантирующего поставщика, то нужно по цепочке вверх дифференцировать все тарифы и производителей электроэнергии и тариф РЭК и тариф газовиков.
    В таком случае будут созданы равные условия для всех электроснабжающих организаций, сдержан тариф для населения и розничный рынок электроэнергии будет развиваться.
    —  С чем Вы связываете отсутствие других энергоснабжающих организаций на местном  рынке кроме «Батыс Энергоресурсы»? Что мешает появлению множества таких компаний?
    — На самом деле, множество таких компаний уже существует. Только в нашей области насчитывается 11 энергоснабжающих организаций. Но работают они, в отличие от «БЭР», преимущественно с юридическими лицами, которые приносят им прибыль. ТОО «БЭР» прибыль не получает, так как она не заложена в регулируемый тариф, точнее сказать исключается уполномоченным органом.
    Основные затраты нашей компании, как я уже объяснял в прошлом интервью, ложатся на обслуживание населения, а это порядка 195 тысяч абонентов. А вот если вы, как энергоснабжающая компания, снабжаете только несколько юридических организаций, то для этого достаточно одного или двух работников – тут и уровень затрат минимальный. При этом вы сами определяете свой тариф, потому что вас не имеют право регулировать в части тарифа.
    — Почему для электроснабжения населения необходим внушительный штат сотрудников, а для электроснабжения небольшой группы юридических лиц только два работника?
    — Это одна из проблем плановой убыточности нашей компании. По сути, все энерогоснабжающие компании, как и «Батыс Энергоресурсы» покупают электроэнергию по одной цене. В среднем стоимость электроэнергии в ЗКО составляет 19 тенге за 1 кВтч, (см табл №1)
    Однако, после покупки электроэнергии дороги регулируемой энергоснабжающей организации — ТОО «Батыс Энергоресурсы» и нерегулируемых энергоснабжающих организаций расходятся.
    Вот  примерная схема реализации нерегулируемой энергоснабжающей организации:
    1. Купил за 19 тенге/кВтч.
    2. Установил по своему усмотрению уровень тарифа 21 тенге/кВтч.
    3. Продал юридическим лицам за 21 тенге/кВтч.
    4. В итоге получил прибыль с 1 кВтч ~2 тенге.
    А вот структура реализации регулируемой энергоснабжающей организации ТОО «Батыс Энергоресурсы»:
    1. Купил за 19 тенге/кВтч.
    2. Подтвердил данный уровень тарифа в Департаменте комитета по регулированию естественных монополий (ДКРЕМ).
    3. Получил дифференцированный тариф по группам потребителей. ▼
    1. Итог от реализации:
    — убыток от реализации населению – 2,5 млрд тенге
    + доход от реализации бизнесу и бюджету + 2,5 млрд тенге
    = за что купил, за то и продал.
    Но дело в том, что указанные выше данные и цифры только выглядят идеальными, на бумаге, так сказать, а в реальной жизни это кошмарные хитросплетения.
    — А что не так, какие есть подводные камни?
    — Как видно из приведенной структуры, тариф для населения субсидируется из тарифа юридических и бюджетных лиц. При изменении доли любой из групп происходит структурный перекос утвержденного тарифа.
    Для примера, уходит от БЭР юридическое и бюджетное лицо в нерегулируемую энергоснабжающую компанию, соответственно доля юридических лиц становиться меньше, размер субсидий для населения уменьшился, и объем дохода уже не перекрывает убыток от энергоснабжения населения.
    Или, например, во время карантина многие предприятия приостанавливали деятельность и, соответственно, их доля потребления электроэнергии  уменьшилась по отношению к населению. Это привело к убыткам — субсидировать низкий тариф для населения стало невозможно: по факту электроэнергия реализовывалась дешевле ее стоимости.
    Убыток образуется не от того, что «БЭР» плохо работает. Ежемесячно мы собираем 98% от суммы, начисленной потребителям. Долгов у населения практически нет. Но дело в том, что существующий тариф уже нерентабелен, а изменить его мы самостоятельно не можем.
    —  В нынешней ситуации любой из поставщиков энергии — электростанции или РЭК, могут повысить тариф, что тоже приведет к убыткам? Неужели Вам их не учитывают? Должен же быть какой-то порядок возмещения. 
    — Порядок учета убытков и их возмещения существует. Для примера возьмем последнее повышение тарифа. Эта необходимость была вызвана ростом тарифа станций — производителей энергии. Как уже говорилось, тарифы станций повысились с 1 июля 2020 года, а тариф «БЭР» утвердили и учли данное повышение только с 1 сентября 2020 года. Это означает, что два месяца — весь июль и август, наша компания покупала у станций-поставщиков электроэнергию по новым тарифам, а населению продавала по старой цене, так как тариф «БЭР» еще не был утвержден. По этой причине за два месяца у нас образовались убытки при покупке в размере порядка 160 млн тенге.
    — Значит, в сентябрьском повышении тарифа на электроэнергию не учтены эти 160 миллионов? Получается, убытки июля и августа висят как дамоклов меч и говорят о необходимости роста тарифа?
    — Да, данные убытки будут учтены, при следующей подаче заявки на повышение тарифа. Однако весь период до получения нового тарифа БЭР будет должником станций- поставщиков на размер понесенного убытка за два месяца. Более того, даже когда убытки за эти два месяца будут учтены в тарифе, возвращаться они будут через тариф в течение следующих 12 месяцев, так как тариф утверждается на год.
    — Убытки Вы получили здесь и сейчас, поставщики будут требовать оплату в договорные сроки в течение месяца, а согласно тарифообразованию Антимонопольный орган учтет «БЭР» только при следующем получении тарифа, примерно через год?
    — Так и получается. Мы постоянно находимся в планово-убыточном состоянии. Составляющие затраты нашего тарифа имеют постоянство расти. Могут вырасти услуги рынка мощности или затраты по передаче электроэнергии по сетям, причем одномоментно. Все тарифы поставщиков «БЭР» утверждаются уполномоченными государственными органами. Мы же не берем их с потолка. Почему нельзя сквозным методом в этот же момент повысить тариф БЭР? Об этой проблематике и не только, мы постоянно говорим и пишем в уполномоченные органы в сфере тарифообразования и энергетики, участвуем, по возможности, в подготовке предложений по изменению законодательства в данной отрасли.
    — Давайте подведем итоги. Получается, уровень снабженческой надбавки у вас низкий, и, соответственно, зарплаты сотрудников «БЭР» невысокие. При этом компания является не промежуточным звеном, а частью общей системы электроснабжения. Ее функционирование невозможно без вашей компании как сборщика оплаты денежных средств с потребителей, и при этом вы постоянно в убыточном состоянии из-за проблем с системой тарифообразования.
       И если, как вы утверждаете, прибыли нет, ее не утверждают в тарифе, образуется логичный вопрос: в чем смысл существования ТОО «БЭР» как бизнеса?
    — На протяжении 9 лет мы предоставляем качественный сервис, к нам приезжают коллеги с других областей и восхищаются проделанной работой. Силами нашей команды реализован проект Единого платежного документа, который призван покончить с неразберихой, очередями и создает комфортные условия для контроля и своевременной оплаты коммунальных услуг. Мы боремся за включение в тариф нормативной прибыли. Мир сегодня быстро меняется и требует движения вперед. Прибыль компании необходима для развития, для обновления материально-технических ресурсов, покупки более совершенного оборудования и техники, повышения квалификации сотрудников, улучшения условий труда, что в конечном результате приводит к увеличению эффективности компании. И, главное,  команда ТОО «Батыс Энергоресурсы» — это 194 моих коллег, специалистов разных профессий, которым мы даем  работу и минимум 580 членов их семей. Это более чем достаточный аргумент развивать этот бизнес. Мы привыкли ответственно работать, не опускать руки и верим, что коммунальные предприятия добьются достойного отношения к своему труду.


     
    Аватар
    Редакцияhttps://nadezhda.kz/
    Творческий коллектив газеты "Надежда"

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Оставьте ваш комментарий!
    Введите здесь свое имя

    Последние новости

    Тесты на 5 млн тенге пытались вывезти через пограничный пост «Сырым»

    Пограничники пресекли попытку вывоза тестов на коронавирусную инфекцию, передает...

    114 тыс. га земли изъяли в ЗКО

    Неиспользуемые земли сельхозназначения изъяты в пользу государства. За последние...

    Рекомендуем

    114 тыс. га земли изъяли в ЗКО

    Неиспользуемые земли сельхозназначения изъяты в пользу государства. За последние...

    Ещё одна свадьба прошла в ресторане «Айбат» в Уральске (ВИДЕО)

    Ресторан, в котором буквально две недели тому назад разогнали...

    Похожие материалы!
    Рекомендуем

    Стань нашим папарацци!

    Для отправки информации заполните эту форму, пожалуйста