Быстрее только ветер: заправь бак правильным топливом! Адреса АЗС «Конденсат»: 1 - г. Уральск, трасса Уральск – Желаево, строение 22. 2 - Бурлинский район, г. Аксай, Промышленная зона, строение 1 А. 3 - г. Уральск, Саратовская трасса, строение 3. 4 - Бурлинский район, г. Аксай, ул. Иксанова, 172А. 5 - Зеленовский район, село Мичурино, ул. Придорожная, строение 4/9. 6 - г. Уральск, ул. Гагарина 2/6. 7 - г. Уральск, ул. Есенжанова,40 А.
6 C
Уральск
8 C
Аксай
Еще

    Трудности перехода на дистанционное образование: кейс Казахстана

    В долгосрочной перспективе мы рискуем столкнуться с кризисом знаний, необходимым уровнем которого будет обладать лишь небольшой процент дисциплинированных и высокомотивированных учеников, считает эксперт Айым Саурамбаева.
    Айым САУРАМБАЕВА,
    юрист международного права, магистр
    по правам человека
    и демократизации,
    Алматы
    Т ем не менее, эксперт считает: воспринимать данный формат как временный на период пандемии ошибочно. Работать над совершенствованием дистанционного формата и развитием онлайн образовательных платформ необходимо в долгосрочной перспективе. Вследствие пандемии коронавируса система образования претерпевает кардинальные изменения, а проводимая за последние годы реформа по цифровизации в стране испытывает проверку на качество.
    По итогам проведения пробных онлайн занятий по всей стране в апреле 2020 года, МОН РК приняло решение об отказе от обучения в режиме онлайн стримингов по причине чрезвычайной перегруженности беспроводной сети и невозможности обеспечения бесперебойной работы интернета для выхода в прямой эфир двух с половиной миллионов детей по всей стране.
    Вместо этого, как подчеркнул министр образования и науки Казахстана Асхат Аймагамбетов, необходимо педагогам дать больше возможности использовать мессенджеры, электронную почту и специальные электронные программы. Для учащихся отдаленных казахстанских поселков планировалось сохранение посещения занятий в штатном режиме с двумя сменами обучения, сопровождаемой обязательной дезинфекцией и проветриванием помещений.
    В целом, дистанционный формат обучения было запланировано проводить в соответствии с несколькими направлениями: телевизионные уроки, интернет-платформы, а также в формате передачи заданий через Казпочту или нарочно на бумажных носителях.
    Ура, цифровизация!
    Цифровая трансформация началась с 2013 года после утверждения Нурсултаном Назарбаевым государственной программы «Информационный Казахстан-2020.
    Одним из главных достижений данной программы можно отметить развитие электронного правительства в стране. Согласно рейтингу стран мира по уровню развития электронного правительства за 2014 год (The United Nations e-Government Survey), Казахстан расположился на 28-ой позиции, поднявшись на 10 пунктов, по сравнению с показателями 2012 года (38 место). При этом в нынешнем году Казахстан находится на 29-ой позиции в данном рейтинге. Посредством платформы «электронного правительства» удалось наладить оказание услуг и информации гражданам, государственным органам и бизнесу.
    Однако, при наличии результатов, все еще имеются немаловажные проблемные зоны: недостаточная оснащенность населения компьютерной техникой; неполная или низкая обеспеченность населения широкополосным интернетом, а также услугами телефонной связи; несоответствующий уровень оказания государственных услуг в электронном формате. На смену предыдущей пришла новая программа — «Цифровой Казахстан», запланированная на период 2018–2022 гг.

    В чем провал
    В контексте цифровизации важно отметить систему «e-Learning», разработанную в рамках государственной программы развития образования в Казахстане на 2011–2020 гг., нацеленную на внедрение концепции электронного обучения в школах страны, разработку качественных образовательных услуг и технологий, а также равный доступ к ним всех учеников страны посредством использования ИКТ.
    В период реализации проекта в 2011–2013 гг. система «e-Learning» была внедрена в 1159 организациях среднего, технического и профессионального образования во всех областях Казахстана, столице и городе Алматы. В рамках этого проекта все школы страны должны были быть подключены к широкополосной сети интернет, а также получить необходимую платформу для автоматизации учебного процесса.
    Однако, по мнению депутата Мажилиса Мухтара Ермана, система электронного образования так и не была введена в эксплуатацию, а выделенные на ее реализацию средства в размере 35 млрд тенге (что приблизительно составляет 84 млн. долл. США) были выброшены на ветер. Вся реформа цифровизации была раскритикована ввиду ее неполного осуществления в образовательной сфере. В рамках системы «e-Learning» каждая школа страны должна быть обеспечена выходом в интернет, в то время как 93 учебных заведения так и оставались не подключенными к ней. По сути, пандемия коронавируса выявила не только неподготовленность страны в контексте диджитализации образовательной среды, но и пробелы системы «e-Learning», провал которой отметил даже глава государства.
    Трудности перехода
    Если в рамках высшего образования дистанционный формат не является новизной, то школьное образование попросту не было подготовлено технически переходу к такому новому режиму в сжатые сроки, когда преподавателям также пришлось «приловчиться» к роли телеведущих, а школьникам вместе с родителями — осваивать удобства новых образовательных интернет-платформ и ресурсов.
    В данном ключе можно выделить основные сложности, с которыми столкнулись все участники образовательного процесса: педагоги, школьники, их родители, а также властные структуры.
    Первостепенной проблемой, представшей перед представителями государственных органов, стало отсутствие законотворческой базы, т.е. нормативного регулирования в данной области, которое бы предусматривало все необходимые условия и последовательный порядок действий при возможном переходе к дистанционному режиму обучения.
    Ввиду того, что такая дефиниция, как «дистанционное обучение» не предусмотрена в действующем национальном законодательстве, то отсутствует и надлежащий опыт ведения такого образовательного формата. Это продиктовало необходимость разработки соответствующих методических пособий, инструкций и регламентов для преподавателей и учеников. Так, например, в настоящее время дистанционное образование предусмотрено законодательными актами России, а именно, федеральным законом от 2012 года «Об образовании в Российской Федерации».
    Данный нормативный документ закрепляет и предусматривает возможности ведения образовательного процесса с помощью технологий дистанционного обучения; закон также содержит понятия «электронного обучения», а также «дистанционные образовательные технологии».
    Также трудности связаны с отсутствием в Казахстане национальных IT платформ (для обеспечения одновременного подключения к учебному процессу миллионного количества школьников) и крайне слабое содержание цифровой образовательной базы и программного обеспечения.
    Кандидат наук и тот над задачей плачет…
    Проблема грамотности педагогов в области информационных технологий определяется скорее отсутствием выработанных привычек по использованию гаджетов и современных технологий, нежели возрастными показателями преподавателей. В первый же день дистанционного обучения в системе образовательного портала Kundelik.kz произошел технический сбой ввиду высокой перегруженности системы, о чем незамедлительно поделились недовольные родители в одной из групп социальной сети Facebook.
    Также можно выделить и психологическую проблему, вытекающую из нового образовательного формата: школьники начальных классов, которым в период дистанционного обучения невозможно справиться без помощи взрослого наставника, не воспринимают своих родителей в качестве учителей.
    Отсюда возникают проблемы с усидчивостью и сосредоточенностью на учебном процессе. Низкий уровень самодисциплины и домашняя обстановка не позволяют обучающемуся полноценно погрузиться в учебный процесс, а родителям, воспитывающим более одного ребенка, бывает непросто создать необходимую атмосферу для обучения.
    Далее следует отметить проблему нехватки оборудования. У школьников отдаленных сельских регионов, а также у малоимущих семей, в первую очередь, скорее стоит задача необходимости обеспечения ребенка компьютерами, вследствие чего речь пока даже не идет о компьютерной грамотности сельских школьников.
    Ограниченный доступ или же полное отсутствие широкополосного интернет-соединения не позволяет многим школьникам пользоваться цифровыми образовательными платформами и качественно просматривать видеоматериалы.
    Цифровое неравенство
    Как видно, пандемия обнажила проблему цифрового неравенства в стране. Представитель детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в Казахстане Артур ван Дизен выразил обеспокоенность по данному вопросу, отмечая проблему образовательного неравенства. Проблема доступа учеников к цифровым технологиям может коснуться детей с особыми потребностями, воспитанников детских домов, которые и до пандемии имели сложности с доступом к среднему образованию.
    Ввиду того, что не только домашние, но и классные задания придется выполнять дистанционно, а контроль со стороны преподавателя стал практически неосуществимым из-за отсутствия реального контакта с обучающимися — это может серьезно сказаться на качественном показателе уровня знаний современных школьников, когда полученные оценки могут не стать достоверным отражением усвоения учебного материала.
    Что сделано за несколько месяцев?
    В ходе онлайн-брифинга с Асхатом Аймагамбетовым был затронут вопрос о технической оснащенности, а также проблеме отсутствия достаточного количества компьютеров для их передачи во временное пользование. Как утверждает министр, на данный момент приобретено более 36 тысяч компьютеров, а к 1 сентябрю акиматы регионов (местные исполнительные органы) произведут дополнительный закуп недостающего оборудования. В общей сложности, около 500 тыс. компьютеров будет передано правительством в пользование детям из нуждающихся семей к началу учебного года.
    Касательно обучения в отдаленных сельских регионах, то там, где позволяет эпидемиологическая ситуация, обучение будет проходить в традиционном формате; количество учеников в таких школах составляет около 4% от общего количества обучающихся по стране.
    Также IT компании проводят работу по усовершенствованию существующих интернет-платформ (Kundelik и др.). Материалы, которые уже доступны на таких платформах, адаптируются для обучения детьми с особыми образовательными потребностями.
    С целью технической подготовки преподавателей в новом формате и повышения их уровня компетенции с 20 июля 2020 года для были организованы онлайн-курсы, включающие в себя также вопросы по методологии преподавания и киберпедагогики.
    Необходимо отметить и международную кооперацию в данной связи: ЮНИСЕФ совместно с правительством Казахстана и международным союзом электросвязи (МСЭ), занимается разработкой продукта GIGA, глобальной инициативы, целью которой является сокращение цифрового разрыва между городом и селом в сфере образования. В рамках данной программы был обеспечен доступ к интернету 446 сельских школ страны, а к концу года количество таких школ должно возрасти до 1342.

    Заключение
    Вынужденный переход на дистанционное онлайн-обучение обнажил всю техническую неподготовленность страны в образовательном секторе, а цифровая реформа, обеспеченная внушительными финансовыми вложениями, не прошла проверку на качество в новых условиях.
    Тем не менее, настоящую ситуацию можно рассматривать и в положительном ключе, как некий «триггер» для дальнейшего развития информационно-коммуникационных технологий в образовательной среде с обязательным внедрением обучающих курсов по IT грамотности как для педагогов, так и для самих учеников. Так, по примеру цифрового опыта Эстонии было бы целесообразным рассмотреть и перенять зарубежную практику, предусматривающую присутствие в школах специальных технических специалистов, опытных преподавателей, задача которых заключалась бы в оказании помощи учителям в интеграции и дальнейшем использовании цифровых ресурсов для улучшения учебной программы.
    Необходимо работать над совершенствованием дистанционного формата и дальнейшим развитием онлайн образовательных платформ именно в долгосрочной перспективе, а восприятие данного формата как временного на период пандемии является ошибочным. К примеру, в Эстонии еще в 1996 году была запущена «The Tiger Leap Program», которая основывалась на трех основных направлениях: обеспечение всех школ компьютерами и интернетом; базовая подготовка учителей, а также проведение электронных курсов на эстонском языке для общеобразовательных учреждений. В результате в 2000 году все школы в Эстонии были оснащены компьютерной техникой, а уже к следующему 2001 году — доступом к интернету. Фактически, повсеместное использование онлайн-платформы в эстонских школах явилось ключевым фактором, позволившим стране обеспечить себе плавный «безболезненный» переход к дистанционному обучению в период мирового локдауна. Стоить брать в расчет, что не только коронавирус может трансформировать нашу привычную реальность. К примеру, в Казахстане бывают суровые зимы, присущие северным регионам страны, что не позволяет школьникам посещать занятия в определенный период времени ежедневно, а это также негативно сказывается на качестве образования в целом.
    Отсутствие законодательной базы в данной области также послужило препятствием к качественному переходу на дистанционный формат; правительству пришлось в спешном режиме разрабатывать соответствующие методические рекомендации, инструкции и регламенты.
    Сложившаяся за десятилетия традиционная система среднего образования в Казахстане крайне тяжело перестраивается на дистанционный формат, когда реальный контакт преподавателя и обучающегося просто критически необходим в контексте социализации, развития командной работы и коммуникативных навыков детей, а «живое общение» со сверстниками является существенной составляющей нормального эмоционального состояния учеников.
    Несмотря на то, что последняя четверть обучения прошла в онлайн-формате с наличием ряда проблем, в долгосрочной перспективе мы рискуем столкнуться с кризисом знаний, необходимым уровнем которого будет обладать лишь небольшой процент дисциплинированных и высокомотивированных учеников.
    С уверенностью можно сказать, что в случае проведения среза знаний учащихся за четвертую четверть, несомненно, будут обнаружены большие пробелы по многим дисциплинам, по сравнению с показателями прошлого года, когда традиционный образовательный процесс еще не был омрачен пандемией.
    Центральноазиатское бюро аналитической журналистики
    CABAR.asia.

    close






    Подписка



     
    Аватар
    Редакцияhttps://nadezhda.kz/
    Творческий коллектив газеты "Надежда"

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Оставьте ваш комментарий!
    Введите здесь свое имя

    Последние новости

    Есмагамбетова разрешила работать театрам, в ТД — кафе и ресторанам

    О внесении изменений и дополнений в Постановления главного государственного санитарного...

    Рекомендуем

    В Уральском сегменте соцсетей пытаются продавать человеческие органы

    Объявления стали появляться в соцсетях Instagram  «Жалобы Уральска» и...

    Похожие материалы!
    Рекомендуем

    Стань нашим папарацци!

    Для отправки информации заполните эту форму, пожалуйста

    Вы можете загрузить до 5 файлов.
    Максимальный допустимый размер файла 10MB.
    Пожалуйста, опишите отправляемый файл