Быстрее только ветер: заправь бак правильным топливом! Адреса АЗС «Конденсат»: 1 - г. Уральск, трасса Уральск – Желаево, строение 22. 2 - Бурлинский район, г. Аксай, Промышленная зона, строение 1 А. 3 - г. Уральск, Саратовская трасса, строение 3. 4 - Бурлинский район, г. Аксай, ул. Иксанова, 172А. 5 - Зеленовский район, село Мичурино, ул. Придорожная, строение 4/9. 6 - г. Уральск, ул. Гагарина 2/6. 7 - г. Уральск, ул. Есенжанова,40 А.
29 C
Уральск
30.1 C
Аксай
Еще

    Тест на человечность

    В Уральске любители животных взяли на себя смелость бороться за жизни бездомных собак и кошек. Для решения ситуации нужно принять на местном уровне регламентирующий документ и, самое главное, напомнить людям, что такое человечность.

    Несколько вольеров в неотапливаемом помещении — это всё, что пока могут предложить волонтёры общества «За жизнь!» своим питомцам в качестве жилья. Однако лохматые-хвостатые благодарны и за это. У большинства из них вообще никогда не было дома. А те, у кого он был, наверное, предпочли бы лучше забыть о предательстве людей, которым когда-то безраздельно верили. Здесь их, по крайней мере кормят дважды в день и следят за здоровьем. А, главное, любят. Всех до единого. Увидев незнакомого человека, собаки ведут себя беспокойно. Кто-то начинает лаять, кто-то прыгает на сетку в порыве лизнуть руку, кто-то осторожно обнюхивает протянутую ладонь и все без исключения доверчиво машут хвостами. При виде такого отчаянного желания привлечь внимание к себе, и — вдруг повезёт? — обзавестись хозяином, на глаза наворачиваются слёзы. — Не волнуйтесь, — успокаивает руководитель общественного объединения «За жизнь!» Юлия АСИНОВСКОВА. — Этих, по крайней мере, уже никто не убьёт. Помещение, где арендуют вольеры для собачьего приюта, разделено на две части. Во второй — другие вольеры, принадлежащие горветстанции. Туда помещают собак и щенков, отловленных на улицах города. С момента, как животное попадает в одну из тех клеток, счёт его жизни идёт на дни. Через 7 суток, если за собакой или щенком никто не приходит, животное усыпляют при помощи укола. Единственный шанс на спасение — волонтёры ОО «За жизнь!». Задача волонтёров — забрать из зоны смертников как можно больше собак. Однако их возможности ограничены количеством квадратных метров в вольерах и средствами. — Конечно, если бы у нас была возможность, мы бы забрали к себе всех собак, — говорит Юлия Асиновскова. — Но пока не получается. Максимум, что мы себе можем сейчас позволить — 45-50 собак. Если их будет больше, их негде будет содержать и нечем кормить. В результате мы не поможем никому. Из угла вольера выкатывается маленький толстенький чёрный шарик. Крохотный и ужасно симпатичный щенок лезет носом в ладонь и несколько раз звонко тявкает. — Вот этого мы забрали только вчера. Сегодня ему должны были делать эвтаназию. К счастью, у нас вчера освободилось место. Для того, чтобы вытащить очередного смертника, нужно освободить место в вольере. То есть, пристроить собаку в добрые руки. Собак из приюта отдают совершенно бесплатно. Но всё равно их забирают нечасто. Берут обычно для охраны двора и, в основном, кобелей. Пристроить куда-то беспородную суку — задача практически невыполнимая. — Самое обидное, что многие просят породистых собак, — говорит Юлия. — Звонят и спрашивают: «У вас породистые есть?». Если ты хочешь настоящую породистую собаку, иди к заводчику и покупай щенка. Но ведь только единицы берут собак для того, чтобы возить на выставки или серьёзно заниматься разведением. Большинство заводят собаку просто «для души». А для души разве важна порода? Разве дружбу можно купить? Общественное объединение «За жизнь!» возникло в 2012 году. — Мы довольно долго собирали документы, всё время чего-то не хватало, то одной справки, то другой, — рассказывает руководитель ОО Юлия Асиновскова. — В общем, регистрировались со скрипом. Но нам было необходимо открыться именно как юридическому лицу для того, чтобы завести счёт для средств от возможных спонсоров и для того, чтобы была возможность вести диалог с официальными структурами. Сейчас в объединении работают около десятка постоянных волонтёров и ещё несколько человек приходят на помощь время от времени. — Самая большая проблема — это пристраивать животных. Но вообще мы рады любой помощи. Нам нужны деньги на аренду вольеров, корма и лекарства для животных, — перечисляет Юлия Асиновскова. — Не хватает людей для уборки помещения. Каждый день кто-то из наших ездит в пригород чистить конюшни. За то, что мы убираем денники, там разрешают находиться двум нашим лошадям. Обоих лошадей волонтёры выкупили у их прежних хозяев по «мясной» цене. Больных и замученных животных выходили и сейчас готовят к тому, чтобы проводить иппотерапию для детей-инвалидов. Спонсоров у объединения до недавнего времени было двое. Сейчас, в связи с финансовыми трудностями, остался один. На содержание собак и кошек нужен, как минимум, один миллион в год. Эти деньги складываются из пожертвований спонсора и иногда случайных людей. Ну а большую часть финансовых затрат волонтёры возложили сами на себя. Когда выкупали жеребёнка по кличке Гром, люди просто скинулись и набрали необходимую сумму. Потом так же сбрасывались на его лечение, на операции и лекарства другим животным. Ни одна государственная структура любителям животных не помогает. — Наши законы не позволяют содержать приюты для брошенных животных за счёт госбюджета, — объясняет Юлия. — Вместо этого средства выделяют на умерщвление собак и кошек. Ну о гуманности здесь говорить не приходится. Да и о цивилизованном обращении с братьями нашими меньшими — тоже. В Уральске на отлов и эвтаназию ежегодно выделяются огромные средства. В прошлом году, например, ветеринарной службе, которая занимается отловом бродячих животных, выделили 16 млн тенге. По словам руководителя этого предприятия, все средства были успешно освоены. — На эти деньги мы отловили 5 316 собак и 221 кошку, — поясняет директор ГКП «Уральская горветстанция» Кайрат ТУЛЕУШЕВ. — Большую часть из них умертвили. Кроме оплаты специалистов по отлову, в эту сумму входит стоимость ГСМ, лекарственных средств, с помощью которых, собственно, и происходит умерщвление, а также кормление животных в течение недели. Мы кормим их колбасными обрезками и рыбными консервами. На ветстанцию животные попадают разными путями. Большую часть отлавливают во дворах и на улицах после звонков горожан. Сложнее всего забирать щенных сук. Собака до последнего защищает своих малышей. Но когда щенков забирают, она практически безропотно идёт за теми, кто их унёс. Иногда на ветстанцию звонят, с просьбой приехать и забрать агрессивную или старую собаку: если она не охраняет двор, зачем её кормить? На вопрос — насколько, на его взгляд, гуманно умерщвление животных, Кайрат Тулеушев отвечает, что не видит другого выхода. — Если люди звонят, значит они им мешают, — рассуждает мужчина. — А что с ними ещё делать? В ОО «За жизнь!» уверены, у вопроса есть цивилизованное решение. — Я считаю, что для решения проблемы существует только один способ: стерилизация собак и кошек, — говорит Юлия Асиновскова. — Ежегодно на убийство животных выделяют миллионы тенге. Да, стерилизация — это почти в четыре раза дороже. Но зато эта операция решает проблему гуманно и по-настоящему глобально. Стерилизованные животные не агрессивны и не представляют опасности для окружающих. Кроме того, они не приносят потомства. А это значит, что новых бездомных щенков и котят на улицах появляться не будет. Вместо того, чтобы бесконечно, год за годом убивать беззащитных животных, эту проблему можно решить человечно и в течение определённого количества времени. Арифметика здесь достаточно проста. Операция по стерилизации стоит около 10 тысяч тенге. В обществе «За жизнь!» говорят, что многие ветврачи готовы проводить эти операции даже дешевле. Плюс необходимый реабилитационный период для животного — около 7 дней. Те же самые 7 дней, кстати, собаки проводят на ветстанции перед эвтаназией. Государство платит за каждую 3 тысячи тенге. Выходит, что стерилизация животного обойдётся на 10 тысяч или в 4 раза дороже, чем его убийство. Считаем дальше. В прошлом году в Уральске умертвили почти 5,5 тысяч собак. Получается, на те же самые средства могли стерилизовать 1300 животных. По словам Юлии Асиновской, если не найдётся человек, желающий приютить собаку или кошку, кастрированное животное можно будет даже отпустить обратно на улицу: никакой опасности для окружающих оно представлять не будет, размножаться — тоже. Единственное, что нужно будет сделать — снабдить его определённой биркой, чтобы вновь не забрали собачники.


     
    Аватар
    Редакцияhttps://nadezhda.kz/
    Творческий коллектив газеты "Надежда"

    3 КОММЕНТАРИИ

    1. Взрывы у хосписа
      Я — петербурженка. Живу в Невском районе нашего города.Когда-то Невский район был красивым побережьем Невы. Тогда там построили школы. ДК, роддом и детский хоспис. Сейчас всё изменилось.
      Я работаю в парке «Куракина дача» сезонной рабочей. Каждое утро я нахожу у хосписа костры, в которые кидали бутылки и полиэтилен. Такие костры горят синим пламенем, а осколки бутылок летят во все стороны и утром покрывают землю. Выделения горящего полиэтилена ядовиты, а осколки ранят всех, кто оказался вблизи костра. Утром на этой земле валяются также презервативы и женское бельё. Всю ночь не умолкает канонада. Женщины рожают под её звуки.
      Я не понимаю, почему больные дети должны терпеть соседство *** — издевательство над детьми и нормальными жителями района. Это — свидетельство глубокого регресса части населения. Я хочу, чтобы об этом узнали.

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Оставьте ваш комментарий!
    Введите здесь свое имя

    Последние новости

    А им цены по колено: Гипермаркеты Уральска отказываются от меморандума о сдерживании цен

    В настоящее время наблюдается тенденция роста цен на продовольственные...

    Рекомендуем

    Фасады домов в Уральске можно будет ремонтировать по программе Модернизации ЖКХ

    Внешний вид города - его визитная карточка. Изюминкой Уральска...

    Бюджет Уральска увеличился более чем на 1,5 млрд тенге

    Об этом на заседании общественного совета города рассказала руководитель...

    Похожие материалы!
    Рекомендуем