Быстрее только ветер: заправь бак правильным топливом! Адреса АЗС «Конденсат»: 1 - г. Уральск, трасса Уральск – Желаево, строение 22. 2 - Бурлинский район, г. Аксай, Промышленная зона, строение 1 А. 3 - г. Уральск, Саратовская трасса, строение 3. 4 - Бурлинский район, г. Аксай, ул. Иксанова, 172А. 5 - Зеленовский район, село Мичурино, ул. Придорожная, строение 4/9. 6 - г. Уральск, ул. Гагарина 2/6. 7 - г. Уральск, ул. Есенжанова,40 А.
8 C
Уральск
14 C
Аксай
Еще

    Вы имеете право…

    10 декабря отмечался День прав человека. 70 лет назад, в 1948 году в этот день Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека.
    Какова сейчас ситуация в этой сфере в Казахстане в целом и ЗКО в частности, «Н» расспросила директора областного филиала Казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Павла КОЧЕТКОВА.

    — Павел Михайлович, подведите итоги уходящего года. Какие обращения к вам поступали и на что чаще всего жалуются жители нашей области?

    — Права, на нарушения которых в основном жалуются наши граждане, сильно не меняются. Это право на защиту от пыток (их доля небольшая в общем объеме, но они очень резонансные), право на свободу митингов, трудовые права, на справедливое судебное разбирательство, жилищные права, право на свободу слова и другие. По этим видам прав больше всего обращений и фиксируется. К примеру, по пыткам ситуация не меняется в лучшую сторону, за три квартала у нас зарегистрировано 14 обращений, за весь 2017 год – 25. Но когда мы обращаемся в правоохранительные органы по этим обращениям, уголовные дела либо не возбуждаются вовсе, либо не доходят до суда. К примеру, из всех поступивших за этот год жалоб на пытки ни один случай не стал объектом судебного разбирательства, так как дела прекращаются. Пытки есть как физические, так и психологические, в основном в них фигурируют оперативные сотрудники полиции, которые с применением недозволенных методов выбивают признательные показания в ходе досудебного расследования. И нарушения идут зачастую с самого момента задержания. По сути, когда меня задержали, мою свободу в этот момент уже ограничили. А у нас как: начинают возить в машине, выпытывать показания и только потом задним числом оформлять процедуру задержания. Есть жалобы и из колонии строгого режима (максимальной безопасности). Несколько человек в этом году пожаловались на жестокое обращение, избиение со стороны сотрудников колонии. Но эти факты при проверке не подтверждаются, и все сходит на нет.
    У нас с 2014 году работает так называемый Национальный превентивный механизм (НПМ). Говоря простыми словами, это система общественного контроля за соблюдением прав граждан, содержащихся в закрытых и режимных учреждениях, в том числе в любых помещениях, где люди могут лишены свободы, например, кабинеты в полицейских участках. В рамках этой деятельности мы комиссионно посещаем исправительные учреждения, полицейские участки. С учреждениями уголовно-исполнительной системы в части недопуска, непредоставления каких-либо сведений, воспрепятствования работе никаких нарушений нет, все открыто и доступно. Чего не скажешь о зданиях полиции, например, Абайского отдела. Его можно приводить в качестве образца незнания законодательства. Мы дважды составляли в отношении его сотрудников акты о воспрепятствовании нашей деятельности, которое происходило, несмотря на то, что мы предъявляли соответствующие служебные удостоверения. И хотя за это нарушение предусмотрена административная ответственность, начальника Абайского ОП увели от этой ответственности. Когда мы туда приходили, нас пытались не допустить в помещения, где могли незаконно содержаться задержанные, говорили, что туда даже не всем сотрудникам полиции можно заходить, тут секретные документы и так далее. А нас не интересуют эти документы, нас интересует, не содержатся ли незаконно в этих помещениях люди. В общем, некоторые даже далеко не рядовые чины в погонах не имеют представления о НПМ и наших полномочиях по защите прав задержанных, арестованных и осужденных. Мы столкнулись недавно даже с таким случаем, когда дежурный по УВД города не имел представления о нашей деятельности, хотя на данную должность выбирается наиболее подготовленный полицейский из офицерского состава. Что тогда говорить о других сотрудниках? Мы постоянно пишем, что в том же Абайском ОП не знают, что такое НПМ, хотя должны знать, но ситуация не меняется.

    — Раз уж мы затронули полицию, спрошу ваше мнение о начатых реформах в МВД. В частности, министр Касымов заявил о сокращении численности полицейских, в том числе среди руководящего звена. Будут ли эффективными эти потуги МВД улучшить свою деятельность и что лично вы бы реформировали в нашей полиции?

    — В первую очередь нужно реформировать морально-политический облик тех людей, кто приходит служить в органы внутренних дел, наводить порядок в кадровом отборе, чтобы получая практически неограниченные полномочия, они чувствовали ответственность. А сейчас говорят: давайте поднимем полицейским зарплату, и он перестанет брать взятки. Чушь полная: если он брал взятки, он и будет их брать при любой зарплате, у нас ведь и высокопоставленные офицеры в чине не ниже полковника задерживаются при получении взятки, а разве у них маленькая зарплата? У него душа гнилая, и с такими людьми надо сразу же прощаться, избавлять от них полицию. И огульное сокращение ничего не даст, разве что экономию средств, я не думаю, что если численность полицейских уменьшат, их качественный состав улучшится. Спрашивать надо строго, следить за чистотой рядов, набирать юридически грамотных людей, а то бывает, что полицейский даже не может правильно составить протокол, объяснить задержанному его права и обязанности и так далее. Я, например, лично никогда не видел, чтобы полицейский кому-то зачитывал его права и обязанности, получается, он либо не знает, что это нужно делать, либо пренебрегает этим моментом. А ведь с этого и начинается служба. Вот эти условия надо соблюдать — тогда будет порядок и эффективность работы полицейских, а соответственно, и доверие появится к органам внутренних дел.

    — Какие минусы в действующем законодательстве, из-за которых люди обращаются в филиал, вы бы выделили?

    — Хочется отметить, что де-юре у нас все прекрасно, наше законодательство, в частности, уголовно-процессуальное и судебное, во многом лучше, чем то же российское. Несмотря на то, что по-прежнему не иссякают жалобы на решения судов, в этой системе много хороших нововведений: цифровой формат, к примеру, а вот в российских судах наблюдаются такие проволочки и бюрократия, что нам остается только радоваться тому, как функционирует отечественная судебная система. Однако есть проблемы с исполнением законов. У меня, например, масса претензий к трудовому законодательству. По сути, новый Трудовой кодекс принят исключительно в интересах работодателей, системы сдержек и противовесов, паритета работодателя и работника в нем нет. К примеру, так называемые согласительные комиссии, которые должен создавать работодатель для рассмотрения трудовых споров и конфликтов. Никаких подзаконных актов по механизму деятельности этих комиссий нет, как она должна работать, как формируется ее состав, какую ответственность несет работодатель, если он не создал такую комиссию – это нигде не прописано. А пока трудовой спор не пройдет через согласительную комиссию, сторона этого спора не может обратиться в суд. Я считаю, что данная норма Трудового кодекса РК прямо нарушают статью 13 Конституции, где говорится, что каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод. Это козырная карта для работодателя, обращаться к нему при, например, увольнении, бесполезно, согласительная комиссия состоит из его же подчиненных, а они перечить шефу не станут. Также у нас нет независимых профсоюзов, которые бы отстаивали интересы работников, я не слышал о таких случаях, чтобы у нас какой-нибудь профсоюз вышел и отстоял права работников, человека труда.
    Есть еще одна нехорошая тенденция: у прокуратуры в этом году сильно урезали полномочия и теперь люди за защитой своих прав вынуждены обращаться в другие уполномоченные органы, например, если дело касается судебных исполнителей, они должны сначала обращаться в органы юстиции, кому судоисполнители подчиняются, и если заявителей уже не устроил ответ, тогда он уже идет в прокуратуру либо в суд. Сколько мы направляем сейчас в прокуратуру обращения по нарушениям трудовых прав, по поводу исполнительного производства, нас перенаправляют в соответствующие уполномоченные органы, вот и все прокурорское реагирование. Мое мнение – это неправильно. Раньше прокуратура принимала меры по выявлению и устранению ЛЮБЫХ нарушений законности, а сейчас у них ограничения, слово «любых» уже убрано. Мне вообще непонятно и вызывает возмущение, почему прокуратура отказывает в приеме заявлений у людей и отправляют их в другие госорганы, такие жалобы у нас в филиале есть. У нас вообще закон «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц» нарушается на каждом шагу. К примеру, если мы не согласны с ответом городской и областной прокуратур, мы обращаемся в Генеральную, однако там спускают наше обращение снова в нижестоящие прокуратуры, на которые мы и жаловались. И такие нарушения в различных госструктурах сплошь и рядом.

    — На ваш взгляд, в какую сторону изменилась ситуация с соблюдением и защитой прав граждан за последний год?

    — Могу выделить сильное ухудшение по свободе слова и свободе мирных митингов и собраний. К примеру, напридумывали много ограничений и ужесточений для журналистов, в частности, популярную сейчас 274-ю статью УК РК о возбуждении социальной, национальной и прочей розни. По ней уже людей сажают за решетку. То есть лишиться свободы можно за написанный в сердцах неосторожный комментарий в соцсетях. У кого-то, может быть, и злого умысла не было, он написал этот комментарий по глупости, а его по полной наказывают. Это очередное закручивание гаек и давление на свободу слова. Мало было исков по возмещению морального вреда, когда со СМИ пытались взыскать многомиллионные суммы, теперь еще и разжигание различной розни используют, причем трактуют эту статью как Бог на душу положит, широко и по своему усмотрению. Наше государство уже не знает, как еще контролировать всех и вся. Была, к примеру, год назад шумиха с временной регистрацией, теперь придумали регистрацию сотовых телефонов с привязкой к ИИН, которая никакой пользы не имеет, от террористов не защитит и кражи соток не остановит. Имей-код можно без всякой регистрации телефона определить, технические возможности для этого есть, вполне достаточно, что СИМ-карты зарегистрированы.
    В этом году по сравнению с прошлым ухудшилась ситуация и с трудовыми правами, а также социальной защитой населения, то есть получением пособий, пенсий и других выплат. Изъянов, к примеру, в пенсионном законодательстве масса. Один пример: сейчас стаж тем людям, которые выходят на пенсию, считается за те месяцы, за которые производятся пенсионные отчисления. То есть получается, человек добросовестно работает, но работодатель по каким-то причинам не делает за него пенсионные отчисления. В результате стаж за это время не засчитывается, а это влияет на размер пенсии. Это, на мой взгляд, неправильно и несправедливо. Причем здесь отчисления, если стаж по факту есть, он подтверждается документально? Виноват-то работодатель, с него и спрашивайте. И таких жалоб много.

    Беседовал Дмитрий ТЕРЕЩЕНКО


    close






    Подписка



     
    Предыдущая статья
    Следующая статьяУчасток для Махамбета и Исатая
    Аватар
    Редакцияhttps://nadezhda.kz/
    Творческий коллектив газеты "Надежда"

    Последние новости

    Есмагамбетова разрешила работать театрам, в ТД — кафе и ресторанам

    О внесении изменений и дополнений в Постановления главного государственного санитарного...

    Рекомендуем

    В Уральском сегменте соцсетей пытаются продавать человеческие органы

    Объявления стали появляться в соцсетях Instagram  «Жалобы Уральска» и...

    Похожие материалы!
    Рекомендуем

    Стань нашим папарацци!

    Для отправки информации заполните эту форму, пожалуйста

    Вы можете загрузить до 5 файлов.
    Максимальный допустимый размер файла 10MB.
    Пожалуйста, опишите отправляемый файл