Быстрее только ветер: заправь бак правильным топливом! Адреса АЗС «Конденсат»: 1 - г. Уральск, трасса Уральск – Желаево, строение 22. 2 - Бурлинский район, г. Аксай, Промышленная зона, строение 1 А. 3 - г. Уральск, Саратовская трасса, строение 3. 4 - Бурлинский район, г. Аксай, ул. Иксанова, 172А. 5 - Зеленовский район, село Мичурино, ул. Придорожная, строение 4/9. 6 - г. Уральск, ул. Гагарина 2/6. 7 - г. Уральск, ул. Есенжанова,40 А.
3 C
Уральск
5.1 C
Аксай
Еще

    Общественник призывает выработать нулевую терпимость к насилию

    Все мы родом из детства. У каждого из нас есть ворох ярких, светлых воспоминаний: нежность и ласка матери, сила больших и крепких рук отца, радостные семейные праздники, беззаботные игры с друзьями, отмеченные множеством невероятных приключений… Но, в мирное время никто не замечает, что рядом с нами живут дети, прошедшие через свой персональный ад. Дети, которым никто не вернет их детство, не заменит воспоминания пережитого ужаса. Дети, с которыми взрослые совершили «это».

    Мирослава ШОНАЛОВА

    Отчим-насильник

    Эта страшная история была обнародована правозащитником, руководителем фонда «НеМолчиKZ» Диной Тансари на своей странице в  Facebook.

    В обычной семье, где у двух взрослых людей первый брак не сложился, и они решились на второй.  За три года у молодоженов родились две дочери — одной сейчас полтора года, второй — шесть месяцев, у супруги от первого брака были две дочери — 13-и и 12-ти лет.

    Впервые отчим стал приставать к старшей падчерице, когда той было всего 12 лет, а его супруга лежала в роддоме. Правда раскрылась неожиданно, благодаря стечению обстоятельств, когда отчима заключили под стражу на 15 суток за езду в нетрезвом состоянии. Дочь призналась матери, через что ей пришлось пройти.

    «Девочка сообщила о нескольких изнасилованиях в извращенной форме, при этом младшая сестра оказалась невольным свидетелем и подтвердила, что видела момент насилия. Самое страшное, что насильник делал это все как бы между делом, в промежутках между обычной жизнью, когда в квартире были другие дети и взрослые», — сообщал руководитель фонда «НеМолчиKZ».

    Мать пострадавшей девочки написала заявление в полицию, следователь назначил экспертизы, завел уголовное дело, но мужчина не был арестован на период следствия.

    Еще тогда Дина Тансари опасалась, что насильник, загнанный в угол, предпочтет обойтись малой кровью, ведь за неоднократное  изнасилование несовершеннолетней преступнику грозит от 20 лет до пожизненного срока, а за убийство матери ребенка от 8 до 15-ти. Вполне могло выйти и так, что преступник, способный истязать ребенка на глазах ее сестры, легко пойдет на убийство. Перед ним, со слов общественника, стоял выбор, уйти на зону педофилом или убийцей.

    Руководитель фонда, на тот момент, была возмущена тем, что арест подозреваемого не производится, хотя обвинение подкреплено доказательствами, достаточно вескими: врачи зафиксировали травмы и у них был свидетель, пусть и ребенок.

    «В нашей системе защиты прав детей, есть одно привычное действие – сначала не верят матери и ребенку,  начиная шевелиться после резонанса или трупа!» —  негодовала Тансари.

    Приговор

    Это было в марте 2022 года. В среду 2 ноября, в Специализированном межрайонном суде по Западно-Казахстанской области отчиму-насильнику 12-летней девочки вынесли приговор. По словам судьи Бахыта Ермаханова, его вина была полностью доказана показаниями потерпевшей, свидетелей, в числе которых — несовершеннолетняя сестра девочки, а также судебно-медицинской экспертизой.

     «Гражданин «П» был признан виновным по статье 121 УК РК «Насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетней» и, учитывая характер и степень общественного уголовного правонарушения, приговорен к 20 годам колонии строгого режима. В ходе заседания он не признал свою вину, а его адвокаты просили прекратить дело в связи с отсутствием состава преступления, либо переквалифицировать обвинение по статье 123 УК РК «Понуждение к половому сношению», будто бы все было по обоюдному согласию. Кроме того, удовлетворен иск потерпевшей — 7 миллионов тенге в качестве морального ущерба. Также он пожизненно лишен права занимать педагогическую должность и должности связанные с работой с несовершеннолетними детьми. Согласно части 8 статьи 5, по последним изменениям, смягчающие обстоятельства не относятся к половым преступлениям, даже если есть, они не учитываются», — сообщил судья Бахыт Ермаханов.

    Больше не молчим

    «В день к нам приходит от 20 до 40 обращений. Морально тяжело обработать столько информации. Наша работа состоит в том, что после ознакомления с историями, мы связываемся с органами правопорядка и начинаем взаимодействовать с ними. Даем информацию, контролируем процесс, ведем связь с потерпевшими, говорим о том, куда потерпевшая сторона должна обратиться, какие написать жалобы и ходатайства. Это колоссальный труд. Каждое дело мы пытаемся довести до суда, но доводим где-то порядка 2000 дел в год. Я надеюсь, что когда-нибудь мы будем кем-то финансируемы, и нам будет легче. Сейчас на горячей линии я одна», — рассказывает общественник.

    В этом году, по словам Дины Тансари огромное количество обращений по насильственным действиям направленных против несовершеннолетних детей. Эти цифры не могут не ужасать. Чаще стали раздаваться голоса женщин подвергшихся бытовому насилию. Но, по мнению общественницы, статистика растет не за счёт того, что преступлений стало больше, а за счет того что женщины перестали молчать.

    «Мы еще не Норвегия и не Америка, чтобы заявлять, что у нас низкий процент молчания. Например, когда говорят, что в Норвегии самый большой процент изнасилованных женщин, это как минимум смешно слышать. Там высокий процент доверия к полиции, там женщины не молчат», — говорит Тансари.

    По ее мнению 2022 год, по делам связанных с насилием в отношении детей в семье, будет рекордным. И Уральск в этом плане не исключение.

    Окунувшиеся во мрак

    На наш вопрос, как дети выходят из этой «войны», возможно ли оправиться от подобных травм, нанесенных им взрослыми, или им суждено нести груз случившегося всю жизнь, Дина Тансари ответила так — из этой «войны» сложно выйти живым и невредимым. К примеру, сейчас, по словам общественника, они заняты другим похожим случаем. Буквально вчера (2ноября) к ним обратилась семья. Мама обнаружила у 12-летней девочки переписку с родным дедом, в которой тот постоянно просит сфотографировать половые органы и выслать ему фотографии. Дедушке 60 лет. По рассказу девочки это продолжается четыре года, с тех пор, как ей исполнилось восемь лет. По словам матери, последнее время она отказывалась гостить у бабушки с дедушкой. Общественница заподозрила, что одними фотографиями не обошлось, потому что девочка очень закрытая, пугливая и стеснительная.

    «Тогда я предположила, что ребенку была нанесена серьёзная травма. Когда сегодня шли допросы в полиции, к сожалению, наша догадка подтвердилась. Более того, как рассказала девочка, старшая сестра тоже подвергалась насильственным действиям сексуальным характера, но смогла дать отпор. Если бы старшая призналась в этом, второй бы не пришлось это переживать. Но дед воспользовался молчанием, и решил, что если не с одной, получится со второй. Сейчас, совместно с полицией, мы работаем по этому делу. Его сегодня задержали, и я надеюсь, что он уже никогда не выйдет», — высказалась Дина.

    Общественница рассказала, по какому методу обычно действуют эти «отчимы» и «дедушки». Ребенка после совершений с ними насильственных действий, начинают подкупать. Дают деньги на покупки. Поначалу ребенок воспринимает такие подачки как  утешение, берет их. Не сразу, но дети начинают осознавать весь ужас случившегося. В их сознании нарастает снежный ком. Тогда они начинают переживать, что все услышат, узнают и поймут, что «он» делал «это» с ними. Они начинают винить себя.

    Остановите землю – я сойду!

    «Вы не представляете, от такого груза стыда можно сойти с ума и дети не выдерживают. Очень много суицидов на этой почве, много попыток. Ребенок начинает понимать такие вещи после 11 лет, это очень опасный возраст и с ребенком, над которым совершили «такое» нужно очень аккуратно разговаривать.  Взрослых женщин от суицида удерживают дети, а вот дети легко идут на этот шаг. Он для них является тем самым простым решением закончить «войну».  Если ребенок прошел через это, он будет думать о суициде всегда и всюду. Он не захочет обсуждать свой персональный ад со взрослыми, потому что невозможно выразить чувства такого масштаба. Они живут в постоянном страхе и им от него никуда не деться. Они один на один остаются в кромешной тьме. В этот момент колоссально важно, что скажет мама, как себя поведут близкие, учителя, одноклассники. Это невероятно важно. Важно чтобы каждый родитель сказал своему ребенку, что он ни в чем не виноват, что он все сделал правильно, что они его любят до луны и обратно», — говорит Тансари.

    Но, к большому сожалению общественника, у нас нет культуры понимания таких вещей. Девочки, пережив надругательство и осознав, что у них нет девственности, начинают по-другому к себе относиться. Потому что вокруг девственности, которая никому не нужна, общество возвело культ. Никогда ребенок не забудет насильственных действий. Эта травма, которая будет давать о себе знать на протяжении всей жизни. Поэтому наказание должно быть соразмерным того, что произошло с этой семьей, потому что это нагрузка на всю семью.

    Дина Тансари считает, что нашему обществу надо учиться быть более сопереживающими и понять, что нельзя осуждать жертв насилия. Особенно это касается родственников преступника, которые встают на защиту очень организованно и оказывают огромное давление на потерпевших. Смеют говорить: «Сама виновата!», «Из-за тебя все случилось!». В такие моменты виден перекос ценностей, произошедших в  обществе, хотя должно быть все четко и ясно – это преступление за которое  нужно судить. Общественница призывает людей к нулевой терпимости к насилию. Как только общество перестанет терпеть возле себя насильников и педофилов, все встанет на свои места. По ее словам, то же самое касается и правоохранительных органов.

    «Наши правоохранительные органы это какой-то другой мир! У них свои законы, свое мышление, свои правила жизни. Я не знаю, какие нужно проводить тренинги, как их нужно мотивировать, чтобы они стали защищать жертв. Наши правоохранительные органы «тяжело больны». Если б у нас в правоохранительной системе изначально была нулевая терпимость к любому виду преступлений, у нас не было бы  коррупции. А сейчас мы все зависим от того, как себя поведет следователь, как себя поведет судья. К нам в фонд обращаются со словами: «Давайте вы нам поможете, а то мы боимся, что их подкупят». Ну, куда это годиться?! Это такой большой вопрос к президенту перед выборами. Как мы будем менять эту систему?»- подытожила Дина Тансари.

    Иллюстративное фото


     
    Аватар
    Редакцияhttps://nadezhda.kz/
    Творческий коллектив газеты "Надежда"

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Оставьте ваш комментарий!
    Введите здесь свое имя

    Последние новости

    Почему два раза переносилось открытие «Зеленого бульвара»

    Торжественно открыть самый зеленый сквер города по пр. Абулхаир...

    Улицу Шолохова в Уральске отремонтируют за счет КПО б.в.

    Компания согласилась провести капитальный ремонт объездной трассы в рамках...

    Рекомендуем

    Почему два раза переносилось открытие «Зеленого бульвара»

    Торжественно открыть самый зеленый сквер города по пр. Абулхаир...

    Потребитель имеет право выбора

    Редакция газеты «Надежда» запускает новую рубрику «Вопрос-Ответ», а точнее...

    Похожие материалы!
    Рекомендуем

    Стань нашим папарацци!

    Для отправки информации заполните эту форму, пожалуйста

    Вы можете загрузить до 5 файлов.
    Максимальный допустимый размер файла 10MB.
    Пожалуйста, опишите отправляемый файл