Быстрее только ветер: заправь бак правильным топливом! Адреса АЗС «Конденсат»: 1 - г. Уральск, трасса Уральск – Желаево, строение 22. 2 - Бурлинский район, г. Аксай, Промышленная зона, строение 1 А. 3 - г. Уральск, Саратовская трасса, строение 3. 4 - Бурлинский район, г. Аксай, ул. Иксанова, 172А. 5 - Зеленовский район, село Мичурино, ул. Придорожная, строение 4/9. 6 - г. Уральск, ул. Гагарина 2/6. 7 - г. Уральск, ул. Есенжанова,40 А.
-16 C
Уральск
-13 C
Аксай
Еще

    Интуиция глубокого бурения

    Почему уральские  геологоразведчики никогда не теряли недра под ногами

    Славная 60-летняя история развития АО «Уральскнефтегазгеология», входящего в Группу компаний «Конденсат» — предмет гордости, пожалуй, всех западноказахстанцев,  любящих и ценящих свой Родной  край. За эти годы  здесь сменилось не одно поколение специалистов, неоднократную реорганизацию  претерпело и само предприятие, неизменным  оставались лишь профессионализм работников и их преданность любимому делу.

    Романтики  геологоразведки
    Одна из ветеранов предприятия – Магрипа Муталиевна Ризванова.  На должность инженера отдела кадров и заработной платы она пришла в трест «Уральскнефтегазразведка»  в 1975 году, а затем, на протяжении многих лет, возглавляла отдел кадров предприятия. Общий ее стаж работы тут — 34 года. Поэтому о своих  кадрах и даже целых династиях, ударница 11-й пятилетки знает все, и очень гордится тем, что ей посчастливилось работать с такими людьми.
    «Мне посчастливилось работать профессионалами высшей пробы. Это — ученый-геолог производственник,  первый руководитель треста Сухан Максутович  Камалов, руководитель центральной районной инженерно-технической службой   Николай Игнатьевич Ермаков,  буровых дел мастер Юрий Павлович Блинов, руководитель геологической службы Николай Николаевич  Сумкин и многие  другие», — говорит Магрипа Муталиевна.
    Она пришла на предприятие в момент, когда геолого-поисковые работы велись очень активно. Помимо того, что это была очень ответственная работа, она была сопряженная и с риском для жизни —  нередко при бурении скважин случались нештатные ситуации.
    «Во время бурения  из-под земли  под  высоким  давлением вдруг  начинал фонтанировать  конденсат – сплав нефти и газа, высота такого обжигающего фонтана достигала  30-40 метров. Для его тушения приезжала специальные  аварийные бригады.  А если еще учесть  и  условия, в которых приходилось работать нашим буровикам,  когда несмотря ни погоду  нужно было выходить на вахту, то вполне закономерно, что они были внесены  в список самых опасных профессий. Согласно этому списку при выработке 20-летнего трудового стажа уже в 55 лет буровые мастера могли выходить на пенсию», — вспоминает Магрипа Муталиевна.
    С большой ностальгией  она рассказывает о трудовом прошлом, в котором геологоразведка была не просто в почете, а окружена ореолом романтики. Профессиональный кадровик должен знать каждую профессию до тонкостей. Например, говорит она,  специфика геологоразведки  предполагает, что первыми идут  геологоразведчики – они  определяют  «точку», места, где наверняка можно вести поисковые работы. Потом  подключаются вышкомонтажники.  Их задача —  возведение буровой установки. Ее на растяжках  тянули  целых  семь тягачей. Возведенная ввысь и поддержанная ревом двигателей, она победоносно  символизировала о разработке  новой скважины. Затем к бурению приступали буровики.
    «В тресте «Уральснефтегазразведка» было 12 буровых бригад, в каждой из которых было по 60 человек-специалистов. В целом, трест был большим  предприятием с численностью работников до пяти  тысяч человек, а также мощной производственной базой, которая включала  базу производственно- технического обеспечения,  автобазу, вышкомонтажную  контору  и т. д.», — с гордостью  рассказывает об  истории предприятия Ризванова.
    Блистательная плеяда
    О масштабах треста  можно было судить и по разветвленной структуре этого предприятия. Как вспоминает наша собеседница, в нее входил геологический отдел, отдел по использованию скважин, отдел по запасам природных ископаемых, инженерно-техническая служба по геологии и т. д. Велась на предприятии и большая общественная работа, при этом внимание уделялось, прежде всего, ветеранам Великой Отечественной войны. Тогда их было 35 человек. Чествовали, конечно, и ветеранов производства. Все они – люди  одного сплоченного коллектива,  чья работа была частью большого  трудового движения тех лет.
    Речь идет, конечно, об открытии   уникальных месторождений нефти и газа.  Блистательная плеяда первопроходцев  — это более 100 специалистов, получивших государственные награды. В их числе имена, навсегда вошедшие  в Золотой фонд Приуралья.  Герой Социалистического труда, кавалер орденов «Трудового Красного знамени» и «Октябрьской революции», Первооткрыватель Карачаганакского месторождения С.Ф. Лапшин, лауреат Премии Совмина СССР, кавалер орденов Ленина, «Трудового Красного знамени», «Дружбы народов», «Отан» А.Ж. Жарылгасов  и многие другие орденоносцы геологи-буровики. Отдельно нужно сказать об  академиках, создавших  научные изыскания на основе своего многолетнего опыта нефтегазовой индустрии   в Приуралье.   Помимо С. М. Камалова и Н. И. Ермакова, о которых «Надежда» писала в предыдущем номере, это — А.А. Альжанов, Р.Б. Бахтияров, О.Н. Марченко.
    Свои заслуженные награды и признания  работники треста «Уральскнефтегазразведка»  получали  как  первооткрыватели месторождений нефти и газа на территории Приуралья. По словам Магрипы Муталиевны, только за открытие Теплово-Токаревского нефтегазоконденсатного месторождения к государственным наградам было представлено более 15 человек, а за открытие Карачаганакского месторождения награждено  8 человек. И хотя вклад этой выдающейся плеяды  профессионалов был очевиден, тем не менее, каждую из этих наград  и медалей нужно было защитить, подтверждать соответствующими документами перед высокими чинами в Министерстве геологии.
    «Все эти документы о представлении к наградам и орденам для их защиты мне приходилось  везти в Москву.  Каждую кандидатуру рассматривали очень внимательно. К этому вопросу тогда подходили  ответственно», —  вспоминает Ризванова.
    Магрипа Муталиевна за личный вклад в становление и развитие производства в 2006  году была награждена медалью «Конденсат- 3 степени».
    Секретные буровые
    Интересной деталью «золотого» периода  уральской нефтегазразведки был сам принцип  ведения геологоразведочных работ. В то время он  носил  секретный характер —  из-за «стратегически важного значения».
    «Результаты геологоразведочных работ с информацией об объемах запасов нефти и газа на том или ином месторождении как секретная  информация предоставлялась исключительно в министерство геологии и природных ресурсов. Сами же геологоразведочные работы велись по принципу «открыли месторождение, получили первый  фонтан и закрыли».  Дальше об этих «кладовых» никто не должен был знать. На просторах степи о них напоминали  лишь торчащие  из земли трубы с  четырехзначным числом.  Вопросам охраны  природных ископаемых, как важного богатства  народа,  уделялось тогда огромное значение. А  срок между разведкой месторождения и началом его освоения должен был составлять 25 лет.  Это считалось  — нормальной  международной практикой», — рассказывает кадровик.
    А еще в «Уральскнефтегазразведке» была уникальная школа «взращивания» молодых кадров. О необходимом количестве буровиков, геологов  или вышкомонтажников предприятие заявляло заранее и подавало заявку в вузы. По окончанию обучения дипломированные выпускники  должны были прибыть на производство. Здесь по месту работы им выдавали «подъемные», место в общежитии, всегда рядом были наставники, призванные  помочь  на первых порах «вхождения в профессию». По словам ветерана – кадровика, поддержка молодым кадрам была самая всесторонней.
    Корифей геологоразведки
    Именно таким молодым специалистом,  после окончания Казахского политехнического института в Уральскую нефтеразведочную экспедицию глубокого бурения, которая дислоцировалась  тогда в поселке Фурманово, в 1964 году  прибыл молодой инженер-геолог Рафхат Бахтияров, ставший позднее одним из  первооткрывателей   Карачаганакского, Теплово- Токаревского и Чинаревского газоконденсатных месторождений.
    Почему геолога-нефтяника РК, называют «корифеем геологоразведки»?  Более 30 лет он отдал работе в тресте «Уральскнефтегазразведка».  «Всегда на производстве, всегда на выезде», — говорят о нем сослуживцы. Не одно поколение  геологоразведчиков помнит этого наставника, в работе которого не было мелочей.
    Рафхата Бахтияровича  отличали высокая самодисциплина, любовь к выбранному делу и отличная  профессиональная подготовка. А потому закономерным был его карьерный рост. Старший инженер-геолог Уральской нефтеразведочной экспедиции глубокого бурения, старший геолог службы оперативного управления буровых работ, старший геолог геологического отдела, старший геолог тематической партии, начальник тематической партии, зам начальника районной инженерно-технической службы по  геологии, начальник геологического отдела, главный геолог.
    Вклад Рафхата Бахтияровича в развитие геологоразведки нашего региона трудно переоценить. Он  отмечен многими государственными наградами —  орденом «Знак Почета», медалями «Ветеран труда», «Ерененбегіүшін», «Первооткрыватель Карачаганакского месторождения», «Первооткрыватель Теплово-Токаревского месторождения».  В 2015 году за заслуги перед страной и в связи со своим  80-летием   Бахтиярову была вручена медаль «Мұнай-газ кешеніндамытугақосқанүлесіүшін».
    Сейчас Рафхату Бахтияровичу 85 лет. Нам удалось побеседовать с его сыном Дулатом.
    «Отец влюблен в свою работу. Поэтому в семье его всегда где-то не хватало, но мы понимали, что там, на его важном производстве, без его участия тоже не обойтись. Характер, место бурения, анализ экземпляров  залежей – все это было делом его жизни.  Мы с сестрой очень гордимся своим отцом — первооткрывателем крупнейших месторождений, которые дали новый импульс развитию нашего региона и страны. Мы рады, что плодами этой работы будет пользоваться еще не одно поколение наших земляков», —  сказал Дулат Бахтияров.
    С сожалением Дулат говорит  лишь о том, что из-за своей постоянной занятости отцу не удалось собрать свои наблюдения, итоги многолетней практики и издать это отдельной научной работой. Это был бы бесценный научный труд, основанный на реальных  знаниях, с которым можно было бы запросто защитить докторскую диссертацию, говорит сын. И этот труд помог бы сегодняшним, начинающим  геологам  освоить эту нелегкую  профессию.
    Это самые счастливые воспоминания
    «Рады возможности  вспомнить счастливые годы трудовых будней в тресте», —  радостно откликнулся на просьбу поделиться воспоминаниями  Александр Кириллович Борзиков — вышкомонтажник, стаж которого в «Уральскнефтегазразведке»  составил 33 года.
    В  Уральскую нефтегазоразведочную экспедицию он пришел  в 1985 году.  Как и положено, стартовал с «начальных» разрядов по вышкомонтажке, уже через три года имел самый высокий разряд по специальности. Дальше — уверенный  карьерный рост, назначение на должность  прораба  предприятия, затем старшего  производителя работ по вышкостроению. Следующая ступень —  главный специалист по вышкостроению.
    Бортиков  участвовал в открытии   Чинаревского,  Дарьинского, Теплово- Токаревскоего месторождений нефти и газа. В копилке его достижений также  открытие ряда месторождений в Атырауской и Актюбинской областях.
    «На отмеченную геологами «точку», по сути, пустой кусок земли приходят  вышкомонтажники. Мы начинаем монтировать буровые установки, а также возводить  вагончики для жилья. Эта работа  открывает собой  технологическую цепочку большого трудоемкого процесса по добычи нефти, — рассказывает Александр Борзиков. – В наше время использовались буровые установки самых разных модификаций: «3-Д -76», «3Д -76 а» советского производства. Чуть позже им на смену пришли  более усовершенствованные модификации буровых установок румынского производства  – «Ф-320»,  «Ф-400.  Для ремонта скважин применяли  станок «П-80», позднее  применялись станки  китайского производства. В составе бригад производили монтаж буровых установок на месторождениях в соседней  России. Только после нас буровые бригады начинали бурение скважин».
    С большой теплотой Александр Кириллович  вспоминает о своих коллегах — сплоченном коллективе единомышленников, на которых всегда можно было положиться. Не смотря ни на какие  трудные условия —  а приходилось работать в степи на морозе и в жару, можно было быть уверенным, что эти люди  не подведут.
    «Не помню, чтобы у нас в коллективе  были какие-то неувязки или недопонимания», — вспоминает Борзиков.
    Результат совместной работы  — первые фонтаны черного золота, открытые запасы которого определили  новую траекторию экономического развития не только области, но и Казахстана, в целом.  С течением времени  быт вахтовиков улучшался: в прошлое уходили неустроенность,  стали появляться вахтовые поселки, где работники могли  отдохнуть в отдельных уютных комнатах, принять душ; были здесь и хорошо оборудованные  столовые с 4-х разовым питанием и  Красный уголок для просвещения. Такая забота о работниках, по словам Борзикова, позволила привлечь в сферу геологоразведки  много молодежи.  Так, что  состоявшимся профессионалам  треста было, кому передать свой богатый опыт. Теперь это поколение — новые профессионалы  АО «Уральскнефтегазгеология», входящего в Группу компаний «Конденсат». Это помогло сохранить и предприятие, и традиции. Сегодня их бережно хранят, как и память обо всех без исключения ветеранах, внесших неоценимый вклад в развитие этой отрасли.