Быстрее только ветер: заправь бак правильным топливом! Адреса АЗС «Конденсат»: 1 - г. Уральск, трасса Уральск – Желаево, строение 22. 2 - Бурлинский район, г. Аксай, Промышленная зона, строение 1 А. 3 - г. Уральск, Саратовская трасса, строение 3. 4 - Бурлинский район, г. Аксай, ул. Иксанова, 172А. 5 - Зеленовский район, село Мичурино, ул. Придорожная, строение 4/9. 6 - г. Уральск, ул. Гагарина 2/6. 7 - г. Уральск, ул. Есенжанова,40 А.
-3 C
Уральск
2.1 C
Аксай
Еще

    Ляна ТУРСЫНОВА: «Причина конфликта вокруг ГЧП в сфере школьного питания – жадность»

    Известный ресторатор заявила, что не собиралась баллотироваться в депутаты мажилиса, а в конфликте предпринимателей сферы общепита из-за результатов конкурса, много лжи.
    После выводов госаудита, который рекомендовал признать результаты конкурса по обеспечению школьников горячим питанием недействительными, «Н» попросила высказаться по этому поводу предпринимателя, депутата областного маслихата Ляну ТУРСЫНОВУ. Известный ресторатор рассказала, как разыгрался конфликт вокруг первого крупного проекта ГЧП в сфере школьного питания.

     

    Шесть лотов на 157 553 082 тенге
    – Ляна Алексеевна, Вы оказались в центре спора о конкурсе по проекту ГЧП «Доверительное управление школьных столовых с проведением текущего ремонта и заменой оборудование в средних образовательных школах». Несколько предпринимателей высказали в Ваш адрес обвинения с коррупционным подтекстом — мол, Вы повлияли на результаты конкурса. Другие предприниматели утверждают, что Вас, напротив, оклеветали. Что произошло на самом деле?
    — Прежде всего, спасибо за возможность высказаться. Нам такой возможности не давали. Начнем с того, что проект ГЧП по которому были выставлены шесть лотов, витал в воздухе года три. Известно, что в рейтинге республики ЗКО, по количеству договоров ГЧП, занимала последнее место. Вплотную нас к этой теме подвели в январе 2020 года. Тогда будущие организаторы конкурса — управление образования, презентовали проект государственно-частного партнерства передачи школьных столовых в доверительное управление бизнесу на восемь лет и четыре месяца. Главными условиями было проведение ремонта столовых и замена оборудования. Проект презентовали в присутствии акима области Гали Искалиева, предпринимателей, которые заняты в этой сфере и директоров всех школ, в том числе районных. Там мы узнали, что будет шесть лотов. После презентации девять членов Ассоциации предприятий общественного питания ЗКО собрались, чтобы обсудить предстоящий конкурс. Арифметика простая: лотов шесть, а нас — тех, кто занимается обеспечением школьников горячим питанием, десять человек и, конечно, кто-то останется без заработка. Но в законе о ГЧП один из пунктов гласит о привлечении третьих лиц – то есть выигравший может привлечь субподрядчиков. Выход был. Все проголосовали «За», кроме «ИП Зарубин». Он посчитал неприемлемым работать «под кем- то», и это его право. Когда объявили конкурс и вскрыли конверты, обнаружилось, что «ИП Зарубин» подал заявки на все шесть лотов. Это шесть папок, примерно, по полторы тысячи листов — огромная работа и большие затраты. Нам была понятна его позиция — почему он против привлечения третьих лиц. Вместе с «ИП Гульдину» – это его сестра, которая проживает в Самаре РФ, они впоследствии стали инициаторами отмены итогов конкурса. К слову, «ИП Гульдину» практически никогда не участвовала на заседаниях Совета Ассоциации, не принимала участия в наших совещаниях. И она не участвовала в том конкурсе. На первом этапе конкурса «ИП Зарубин» не прошел по всем шести лотам. Хотя в этом конкурсе, также как и в процедуре госзакупок, дается время на исправление ошибок в документах. Но в течение десяти дней Зарубин не доложил требуемые организатором финансовые документы и его отклонили от участия в конкурсе. Он обратился в суд, но проиграл во всех инстанциях.
    После чего была составлена жалоба, где стоят подписи и предпринимателей, которые десять лет не работали в этой сфере. Еще трое предпринимателей-подписантов не участвовали в конкурсе ГЧП.
    Надо учиться договариваться
    – А что в той жалобе?
    — О том, что конкурсная документация усложнена в мою пользу, что я даже комиссию конкурсную сформировала — мол, там зависящие от меня люди. Эту глупость не считаю нужным комментировать. Что кто-то пролоббировал интерес моей компании и меня, потому что я депутат. Но дело в том, что если тебя не устраивает конкурсная документация, то можно использовать такую услугу как «партнерский диалог» — тут принимаются предложения на любые изменения. Меня что-то не устраивает, и я доказываю, что именно нужно изменить. Диалоговая площадка проходит в режиме видеоконференции Zoom — условия КД можно было поменять. Со стороны Зарубина не было ни одного предложения по изменению того или иного критерия, которым он не доволен. Когда он проиграл суды, тогда возникли вопросы и по конкурсной документации. Но если предприниматель сам не готовил конкурсную заявку, он в жизни не будет знать, что внутри КД и не поймет: что его устраивает, а что — нет.
    – Почему Вы сразу не ответили на эти обвинения?
    — Жалобы поступали в госорганы. Меня и моих коллег никто туда не приглашал и вопросы не задавал. Я только слышала: там жалоба, тут жалоба… Но как я могу оспорить их, если нет официального разбирательства? Меня подвигло что-то предпринять, приглашение 9 октября на заседание комиссии партийного контроля «Nur Otan». Там высказала свои претензии предприниматель Анна Петухова — девять лет назад я ей помогла влиться в эту сферу, и в течение всего периода всячески помогала во всем как старшая подруга. Вот первый раз мне дали площадку для диалога. Но ведь можно было все решить вместе: если кто-то проиграет, то отдаем субподряды, делим лоты. Ни одно цивилизованное бизнес-сообщество так не работает. Все договариваются. Зачем растрачивать ресурсы? Почему те, кто не смог участвовать в этом конкурсе или проиграли, сели за круглый стол? В результате все они при работе. Те, кто жаловался, могли позвонить, собрать заседание Ассоциации и сказать: дайте нам те места, где мы работали. Но они этого не сделали. Хотя, я их понимаю, отчасти. У них цели были другие. Взять все лоты. А тут сорвалось.
    – А какие претензии на площадке «Nur Otan» к Вам предъявили?
    — Что я депутат и пользуюсь этим. Была угроза, что выйдут на митинг, поднимут народ…
    – Жалобщики утверждают, что условия конкурса переписано под Ваше предприятие. Что это за претензии?
    — Даже не знаю, что сказать на это… Вся проблема в том, что они не изучают НПА ,Законы. Если бы недовольные предприниматели открыли закон о ГЧП от 2015 года, то в Правилах к нему увидели бы — все Приложения к КД оттуда. Потому, что это условия уже для ГЧП. Их претензии навели меня на мысль, что они совершенно незнакомы с Законом о ГЧП. Тогда бы они знали, откуда квалификационные требования взялись, из-за которых они и вылетели с конкурса. В квалификационных требованиях необходимо были документы по бухгалтерскому учету. Они их не предоставили. Например, у меня сильный коллектив, и сильный главный бухгалтер — ночью поднимете, до тыинки все сойдется. Я сама экономист-бухгалтер, финансист и, считаю, основа успеха — это строгий учет. Мы сами виноваты, когда у нас какие-то просчеты. А обвинить легко, бумага все стерпит, тем более, когда срываются такие грандиозные планы.
    Новые возможности
    – Причина жесткой конкуренции в этом конкурсе кроется, видимо, еще и в большом сроке госзаказа?
    — Во многих регионах Казахстана механизм ГЧП в сфере школьного питания работает уже два года. Прежде оказание услуг по школьному питанию формировалось путем проведения открытого конкурса, выведенного из процедуры госзакупок. Наша Ассоциация, к слову, много усилий к этому приложила — чтобы избегать демпинг. Формировалось на основании Правил министерства образования об организации школьного питания. Они являются нормативным документом, согласно им проводился конкурс, договора заключались, а объявляли их школы, которые были организаторами конкурсов. Договора заключались на один календарный год с возможной пролонгацией, но не более двух раз. Мы все были квартирантами в школах. Работаешь год, и неизвестно: будет пролонгация, или нет. Естественно, никто копейку не вкладывал в ремонт и оборудование – лишь бы плиты работали, лишь бы можно было готовить и кормить. Кафель весь отколупанный, повара идут, спотыкаются с горячими блюдами, и не дай Бог опрокинуть все. Поверьте, теньгушки никто не вкладывал. А сейчас, в проекте ГЧП на восемь лет и четыре месяца прописан срок эксплуатации объекта.
    Этот проект — инициатива Президента и Елбасы. Составляется финансово-экономическая модель со всеми сроками окупаемости оборотных средств, потому что у нас очень низкая цена на горячее питание. Мы не раз говорили об этом: в течение девяти лет — это 100 тенге на ребенка. В 2019 году госсубсидии подняли до 150 тенге на школьника. В районах области на одного ребенка государство платит более 200 тенге. У нас самая низкая цена по Казахстану за горячее питание школьников.
    Когда меня пригласили перед Елбасы выступить на политсовете в городе НурСултан по теме модернизации школьных столовых, было неудобно говорить за какие копейки мы кормим наших школьников. В столице местные власти дают 520 тенге на горячее питание одного учащегося. В других городах по 300, 400 , 500 тенге. Понятно, что дефицит бюджета, но дети то все одинаковые. Да еще и условия у нас гораздо жестче и экология, вода, много чего. Так вот к конкурсной документации был приложен проект договора ГЧП. Изучай! Там прописано – до конца 2021 года стопроцентный охват введения автоматизации школьного питания. Победители конкурса должны автоматизировать питание в каждой школе, а это денежные затраты. Это отменяет оборот наличных денег, когда ребенок кушает, используя карточку. Замечательная система, но ее реализации не три тенге стоит. Для государства это разгрузка бюджета, большая экономия — примерно 470 млн тенге. Почти полмиллиарда. А для бизнеса выгода — в долгосрочности проекта. Это стабильность, решение кадровых вопросов — за лето мы не можем собрать специалистов, которых не хватает. Поваров, пекарей не хватает. Молодежь приходит и взвешивает поднос — сколько он будет весить, и стоит ли его носить весь день. Теперь мы можем мотивировать работника.
    – А какова реальная себестоимость горячего питания сегодня?
    — Себестоимость полноценного горячего обеда, если следовать балансу питательных веществ и калорийности, — минимум 270 тенге. Если по тем нормам, что предлагает научно-исследовательский институт питания РК — то 400 тенге.
    – Как выкручиваться будете с ценой в 150 тенге?
    — Горячее питание убыточно — тут мы прибыль не получаем. Все живут за счет буфетной продукции. Это не секрет.
    О вложениях и выборах в мажилис
    – Пользуясь случаем, спрошу Вас, как эксперта, учитывая, что блюда Ваших ресторанов получали золото и серебро на республиканских конкурсах. Почему родители жалуются на невкусную еду в школьных столовых?
    — Невкусно — это соленая, недосолённая, жидковатая еда или наоборот? Органолептические вкус у детей разный, вкусовые привычки разные. Возьмем русскую школу и казахскую. В русской кашу едят, в казахской не едят. В одной школе едят коржики, а в другой не любят. Некоторые дети не понимают, что такое кисель. Ребенок отказывается его пить, не ест кашу, приходит домой голодный и рассказывает, что не вкусно. Или свекольный салат. Представляете, сегодня свеклу почти не едят. Мы не можем заставить детей кушать свеклу. Потому, что они привыкают к фастфудам. Раньше пекли запеканки с сосисками и на «ура» все уходило. Затем по СанПиНам запретили, и мы перестали запекать сосиски. А дети просят их. Но все химические лабораторные исследования показывают: то, что внутри есть нельзя никому. Или говорят: нужен кусок мяса. Но мы можем только 40 грамм положить в пределах тех 150 тенге. Но что плохо кормят, категорически возражаю, в каждом случае надо разбираться индивидуально.
    – Ляна Алексеевна, а если отменят результаты конкурса, чем это чревато для тех, кто выиграл его?
    — Мы не знаем, что в том документе – в выводах госаудита. Никто нас не знакомил с ним. Позиция тех, кто писал жалобы — отменить результаты конкурса. Наша позиция членов Ассоциации, восьми предпринимателей – мы будем бороться до конца. Если госорган что-то недоработал, то госэкпертиза куда смотрела? Почему должен бизнес страдать? Ответственность госорганов не должна перекладываться на предпринимателей. Если наши документы в порядке, а их смотрели наверняка очень внимательно, какие к нам претензии? Предметом нового конкурса, которого они добиваются, является проект, который мы уже реализовали. Пять предпринимателей взяли кредиты, что-то заложили, продали и сделали ремонт в школах, с заводов закупили новейшее оборудование. Мое предприятие победило в трех лотах по семь городских школ. Жалобщики пишут: у Турсыновой было школ на полгорода, а теперь весь город. Но проверьте эти данные в управлении образования. 21 школа всего по трем лотам, из них восемь столовых школ мы отдали в субподряд. У меня осталось 13 столовых — как и было раньше. В трудных условиях карантина мы смогли в столовых 17 СОШ сделать ремонт, а в 30 из 44 школ поставили новое технологически современное оборудование — это порядка 70%.
    Отменить конкурс, расторгнуть договора с нами – для этого нужны очень серьёзные основания. Пусть отвечает тот, кто сделал ошибки. И вины предпринимателей тут абсолютно нет. Мы против и будем бить во все колокола. А причина этого конфликта — нездоровая жадность.
    – Ожидается вторая волна коронавируса, дети учатся дистанционно, бизнес вложил средства, но начать работу Вы не можете. Что делать?
    — Мы терпим убытки сейчас, это понятно. Будем ждать.
    – Правда, что Вы хотите выдвинуть свою кандидатуру на выборы в мажилис?
    — Решать вопросы людей для меня не новое дело. Более 20 лет мы бесплатно кормим в школах детей из малообеспеченных семей — есть дети, которые в силу разных обстоятельств, не могут оформить документы и получить бесплатное питание. Помогать — мой образ жизни. По итогам праймериз у меня оказался самый высокий рейтинг в области среди женщин. Для меня это очень приятный факт, признаюсь. Значит, это признание среди однопартийцев и населения. Но в мажилис я не собиралась. Мне 62 года и хотя я полна энергии и сил, но в силу семейных обстоятельств у меня совершено не было в планах менять место жительства. Я считаю, это дело молодых. Если бы лет десять назад предложили, то да, пошла бы. Ну, а подводя итог разговору, скажу: причина таких историй в том, что у нас недостаточно культуры и образования и нет желания заниматься самообразованием, хотя бы. Вопросы нужно решать цивилизовано. Я человек позитивный и говорю спасибо тем, кто сделал меня еще более публичным человеком. Мы живем в правовом государстве, надеюсь, все решится справедливо.


     

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Оставьте ваш комментарий!
    Введите здесь свое имя

    Последние новости

    Тесты на 5 млн тенге пытались вывезти через пограничный пост «Сырым»

    Пограничники пресекли попытку вывоза тестов на коронавирусную инфекцию, передает...

    114 тыс. га земли изъяли в ЗКО

    Неиспользуемые земли сельхозназначения изъяты в пользу государства. За последние...

    Рекомендуем

    114 тыс. га земли изъяли в ЗКО

    Неиспользуемые земли сельхозназначения изъяты в пользу государства. За последние...

    Ещё одна свадьба прошла в ресторане «Айбат» в Уральске (ВИДЕО)

    Ресторан, в котором буквально две недели тому назад разогнали...

    Похожие материалы!
    Рекомендуем