13 июля. Национальный день траура по жертвам COVID-19.
22 C
Уральск
23.6 C
Аксай
Еще

    Райса Байдалиева: «У современных детей по-другому развивается мозг».

    В Уральске открывают первую Ассоциацию психологов

    Зачем западноказахстанским психологам профессиональная Ассоциация, какие они будут оказывать услуги, и насколько востребована психологическая служба?
    Об этом наш разговор с инициатором объединения, известным психологом Райсой БАЙДАЛИЕВОЙ.

    Галина КАРЕНСКИХ

    – Райса Утаровна, вы – профессиональный психолог, закончили Саратовский государственный университет, стажировались в МГУ. Почему возникала идея объединиться в Ассоциацию?
    – Я несколько лет веду семинары для своих коллег по малодоступным направлениям психологии. За это время собрался костяк людей, которым это интересно и они готовы учиться. Это психологи, которые закончили наш местный педагогический вуз и потом получили последипломное образование по различным учебным программам. С глубоким уважением отношусь к ним, это мои соратники. Мы одинаково понимаем многие вещи. В процессе общения пришли к выводу: важно, чтобы все наши коллеги, пополняли знания о современной психологии. К тому же каждый раз, когда речь заходила о том, чтоб пригласить в Уральск известного в мире психолога, назревал вопрос об открытии организации – когда ученых приглашает профессиональное сообщество, оказывается поддержка на международном уровне. Сейчас мы на стадии оформления документов.

    – К психологам, наверное, ходят как на исповедь. Насколько сегодня актуальны их услуги?
    – Люди обращаются к нам всегда. Сейчас приходит очень много подростков. Есть такие родители, которые говорят своему ребенку: мол, не бери в голову, все пройдет. А парень или девушка понимают – самостоятельно они не справляются. Почему, скажем, среди подростков есть такое явление, как самоповреждение? Они не могут сдерживать, контролировать разного рода переживания и причиняют себе боль в виде нанесения ран в области рук, ног, плеч. И это не каприз, как думают многие родители. Физическая боль становится подростку необходима, чтобы подавить психологическую муку, боль. Недооценивание таких серьезных моментов приводит к большим проблемам.

    – В психологии мы все имеем поверхностное образование. Как распознать профессионала, правильно выбрать психологический тренинг?
    – Сразу замечу: профессиональные психологи тренинги личностного роста, как правило, не проводят. Почему? Потому, что это противоречит нашей профессиональной этике. Мы знаем – в любую группу может прийти человек с какой-либо травмой, и в процессе тренинга он может еще сильнее в этой травме укорениться. Как-то пришел ко мне мужчина в совершенно раздавленном состоянии. Оказалось, он посещал тренинг, где ему указывали на его недостатки. Это недопустимо для профессионального психолога. Чаще всего на такие тренинги приезжают непрофессиональные психологи, хотя называют себя таковыми. В своей работе профессионалы опираются на знания: как работает наш мозг, какие процессы в нем протекают. Чего кстати, вообще не знают многие тренеры и коучи. А люди туда ходят и травмируются. Более того, эту травму они несут, если можно так сказать, в массы. В первую очередь в свою семью – к жене (мужу), детям.

    – Думаю, у всех родителей всегда очень много вопросов возникает по воспитанию детей.
    – Это одна из серьезных проблем – недостаток психологических навыков у родителей. Иногда удивляюсь, как взрослые не могут знать, казалось бы, элементарных вещей в вопросах воспитания детей. Но потом понимаю – это наша вина, специалистов в этой сфере: мы не доносим до населения знания. Совсем недавно разговаривала с девочкой-старшеклассницей, у нее хроническое недосыпание. Мама убеждена в мудрости: «Кто рано встает, тому и Бог подает». Возможно, это и верно, если бы дочь не ложилась в 2-3 часа ночи. Хронические недосыпания у подростка приводят к серьезным проблемам его здоровья. И хорошие баллы на ЕНТ не сильно обрадуют потом мать, если дочь окажется в больнице с нервным срывом. Или, к примеру, некоторые родители применяют ходунки, которые приносят вред.

    – А что не так с ходунками, почему их нельзя использовать?
    – Ходунки – это приспособление для детей, у которых есть нарушение двигательного характера. Всегда объясняю, что, применяя ходунки, родители забирают у ребенка один из важных этапов его развития – ползание. В процессе ползания формируются определенные участки мозга, которые в будущем влияют на развитие. В случае с ходунками эти участки не развиваются. Кроме того, у ребенка плохо формируется инстинкт самосохранения. Он становится не очень устойчивым. Ведь ползание – это ориентация в пространстве. И когда он ползает, то знакомится с внешним миром. Без этого у него нет чувства полезного страха, овладения пространством. В Канаде ходунки вообще запретили, доказав, что они тормозят развитие мозговых структур.

    – Наверное, большинство родителей не вникают в суть проблем так глубоко, считая, что таким воспитанием в большей части должна заниматься школа?
    – Но травмирование детей происходит, в основном, в семье. И чаще всего родители даже не понимают этого. Примеров можно привести много. Одна мама в присутствии своей дочери как-то говорит своей сестре: «Ты знаешь, она у меня, конечно, звезд с неба не хватает, такая вот серенькая…». Конечно, девочка потом перестает верить в себя, а мама при этом требует, чтобы она была позитивной. Но как ей быть позитивной, когда ее считают серостью? Или родители говорят детям: «Ты еще никто и пока живешь в моем доме, будешь жить по моим правилам!» Или: «У тебя еще нос не дорос профессию выбирать. Пойдешь туда, куда мы сказали!». Потом начинается очень сильный внутренний конфликт, когда они видят – с другими-то считаются, заходя, стучатся в комнату, разговаривают уважительно. Это понимание их разрушает.

    – Вам удается достучаться до родителей, которые в воспитании детей особо не церемонятся?
    – В этом случае я спрашиваю: «Почему установки прошлого времени мы притягиваем к современным детям?». Родители считают: ничего, нас же так воспитывали! Однако нас без сотовых телефонов воспитывали, а было время – и без электричества. И что теперь: всем туда обратно? Мы же будучи взрослыми, не надеваем обувь, которую носили в школе? Важно понимать: особенности восприятия у детей поменялись. Если раньше ведущей корой при развитии была височная (слух, речь), то сейчас – затылочная (восприятие, зрение). Происходит изменение в развитии мозга. Не все это знают.

    – А депрессия – это состояние как-то связано с этими особенностями времени?
    – Это связано с информационными нагрузками, которые есть в окружающем мире. Человеческий мозг работает иногда сверх своих возможностей. Периодически он должен останавливаться и отдыхать. Но некоторые люди, наверное, думают, что они проживут несколько жизней, и не берегут себя, свои ресурсы. К примеру, вместо того, чтобы пораньше лечь и просто поспать, мы наедаемся на ночь. В итоге, кислород, который должен идти на работу мозга, уходит на работу внутренних органов, и соответственно – мозгу меньше достается. И с этим нельзя шутить. Но депрессивное состояние не всегда можно исправить только с помощью психолога. Иногда требуется медикаментозное вмешательство. Очень часто в основе депрессии лежит нарушение биохимических процессов. Плохая выработка серотонина – очень важного гормона для жизнедеятельности человека. В этом случае я направляю клиентов к психиатру.

    – Экстренная психологическая помощь, наверное, очень важна и для женщин, которые подвергаются бытовому насилию? Эта проблема сегодня тоже актуальна.
    – В этом случае очень важно правильно оценить риски. Одно дело, когда с такой женщиной говоришь и она успокаивается, и другое – когда ее, может быть, наоборот не нужно успокаивать. Она сама должна принять решение. Однако человек, который находится в состоянии стресса, не всегда способен правильно оценивать риски. Я, конечно, за то, чтобы таким женщинам оказывалась психологическая помощь. Но, к сожалению, у них очень мало возможностей обращаться к психологу, а порой и мало способности адекватно воспринимать такую помощь.

    – Тогда это больше работа кризисных центров?
    – Конечно, нужны доступные кризисные центры. Но их работа не может сводиться к воссоединению семьи, в которой женщине плохо и заложниками являются дети. Даже если муж-насильник пообещает вести себя достойно, его поведенческая модель такова, что насилие повториться – ему так проще реагировать на какие-то раздражители. И это не решит основной проблемы. Западная модель оказания кризисной помощи более действенна. Женщина изымается из этой среды, ей помогают состояться, найти работу, научиться жить без насилия. К ней прикрепляется соцработник, который ее сопровождает, помогая адаптироваться в социальном мире.

    – И не стоит бояться и стесняться психологов…
    – Когда в голове и в душе не все в порядке, почему люди думают, что могут сами с этим разобраться? Это совсем нелегко. Вполне нормально, когда ты имеешь возможность проанализировать свои душевные проблемы с профессионалом. Какими-то пассами или целителями это не исправить.

    Телефон Ассоциации психологов ЗКО: 8 705 814 08 98. Страничка в Инстаграм «alianspsikhologov».


    close






    Подписка


     
    Аватар
    Редакцияhttps://nadezhda.kz/
    Творческий коллектив газеты "Надежда"

    Последние новости

    В соседнем Атырау всплеск коронавируса – 336 заболевших за сутки  

     В Западно-Казахстанской области число болеющих коронавирусом на 10 июля...

    Две женщины предотвратили преступление, но были ранены

    В пригородном поселке Желаево произошел внутрисемейный конфликт, в результате...

    Рекомендуем

    В Уральске ловят спекулянтов лекарствами

    За четыре дня рейда по выявлению фактов незаконной продажи...

    Аким Искалиев: «Без снижения числа больных, всех лечить будет сложно»  

    Денежные штрафы за несоблюдение санитарных мер будут налагаться не...

    Похожие материалы!
    Рекомендуем

    Стань нашим папарацци!

    Для отправки информации заполните эту форму, пожалуйста

    Вы можете загрузить до 5 файлов.
    Максимальный допустимый размер файла 10MB.
    Пожалуйста, опишите отправляемый файл