Быстрее только ветер: заправь бак правильным топливом! Адреса АЗС «Конденсат»: 1 - г. Уральск, трасса Уральск – Желаево, строение 22. 2 - Бурлинский район, г. Аксай, Промышленная зона, строение 1 А. 3 - г. Уральск, Саратовская трасса, строение 3. 4 - Бурлинский район, г. Аксай, ул. Иксанова, 172А. 5 - Зеленовский район, село Мичурино, ул. Придорожная, строение 4/9. 6 - г. Уральск, ул. Гагарина 2/6. 7 - г. Уральск, ул. Есенжанова,40 А.
20 C
Уральск
21 C
Аксай
Еще

    Благие намерения, лишенные логики

    Продолжая обсуждение темы легализации абортов с 16 лет, приведем мнения противников предлагаемого нововведения.

    Как и в предыдущий раз, мы прошлись по сайтам республиканских изданий, чтобы ознакомиться с комментариями экспертов, выступающих против инициативы Министерства здравоохранения РК.

    Рискуем узаконить педофилию
    Итак, среди противников предложения ведомства хочется выделить мнение лидера общественного движения против сексуального насилия «Немолчи.kz» Дины Смаиловой, которое опубликовано на сайте интернет-газеты ZONA.kz:
    — 16-летний ребенок еще в полной степени не осознает ни свое физическое, ни свое психологическое здоровье. Некоторые из них даже не знают, смогут ли они физически перенести аборт и подобного рода операции, только родителям это может быть известно.
    Если мы себе такое позволяем, то очень сильно рискуем. Я уже не говорю о моральной стороне этого вопроса. То есть, если мы разрешаем аборты девочкам с 16 лет, то не спрашивая разрешения родителей, не узнавая какой уклад в этой семье, разрешаем девочкам заниматься сексом. Одно из другого вытекает.
    Я, как мама, абсолютно категорически против такого закона. Эта норма ущемляет родительские права и права ребенка, который не может в полной мере осознать последствия аборта.
    Также общественного деятеля беспокоит свобода, которую государство, в случае принятия этой нормы, даст растлителям несовершеннолетних, ведь сокрытие от родителей девочки беременности, ведет к сокрытию самого преступления.
    Этого же убеждения придерживается и политолог Талгат Калиев, который считает, что с легализацией абортов 16-летних с учетом лишь наличия согласия от самой девочки общество рискует узаконить педофилию.

    Аборты не стали менее опасны
    На стороне противников предлагаемой инициативы выступила также врач-репродуктолог Салтанат Байкошкарова. При том, что Салтанат Берденовна является автором первого казахстанского ребенка из пробирки, возглавляет первую лабораторию экстракорпорального оплодотворения Казахстана Медицинского Центра «Экомед», она не поддерживает предложение Министерства здравоохранения:
    — К сожалению, бросают нежеланных детей не только совсем юные мамы, так что эту проблему не решить абортами. И если в репродуктологии каждый год появляются новые технологии, то процесс избавления от нежелательной беременности не стал более технологичным или менее опасным. Прежде всего, прерывание первой беременности чревато бесплодием в будущем и риском развития опухолей… Стоит ли перекладывать ответственность за такое важное решение на детей?
    То, что аборты являются основной причиной бесплодия, считает и один из самых опытных и авторитетных врачей-гинекологов в нашей области Темирбулат Билялиев.
    Отвечая на главный вопрос – «насколько велика вероятность остаться бесплодной после прерывания первой беременности?», Темирбулат Айдынович ответил, что риск составляет 70-80%.
    К нему обращается много молодых супружеских пар с проблемой невозможности завести ребенка, и после обследования женщины выясняется, что причиной является аборт.
    И самое страшное то, что родители девочек настаивают на искусственном прерывании беременности, хотя с ними проводится предварительная беседа на предмет того, что их ребенок может навсегда лишиться возможности стать матерью.
    Среди пациенток Белялиева, страдающих бесплодием, 70% — это те, кто однажды сделал аборт.
    Кстати, психолог Райса Байдалиева в беседе относительно ее мнения по поводу инициативы Минздрава также отметила, что родители беременных несовершеннолетних зачастую самоустраняются от разрешения ситуации (будто беременность рассосется сама собой), а нередко даже сами настаивают на аборте дочери. Напомним, что Райса Утаровна высказалась за легализацию абортов 16-летним девушкам, и эксперт считает, что в этом возрасте современные девушки вправе и способны принимать самостоятельные решения, в т.ч. связанные с их репродуктивным здоровьем.

    Индульгенция на аборт
    Однако, не все казахстанские психологи поддерживают идею Министерства здравоохранения. Вот суждение доктора психологических наук, профессора, врача-психоневролога Раушан Бедалиевны Каримовой (опубликованное на сайте республиканской общественно-политической газеты «Время» 27 ноября т.г. в статье «Войдите в положение»):
    — Считается, что психологическая зрелость наступает в 21 год. В 16 лет ребенок несамостоятелен, у него продолжается подростковый возраст, а потому ему по-прежнему может быть сложно разобраться в тонкостях межличностных отношений. И если у девочки нет поддержки со стороны родителей, особенно мамы, то она может наделать много глупостей.
    Этот закон может ослабить родительское влияние. С одной стороны, те мамы, которые не очень хотят заниматься своими дочками (таких тоже хватает), скажут: «Хорошо, пусть решает сама». А девочка будет продолжать беспутную половую жизнь, никто ее за это не осудит, наоборот, для нее это станет нормой поведения.
    С другой стороны, мы даем этой девочке понять, что можно обойтись и без помощи взрослых, а у ребенка, особенно в подростковом возрасте, должно быть поле безопасности – человек, к которому можно обратиться в трудную минуту. Получается, что мы даем индульгенцию на аборт и тем самым подрываем нравственную составляющую общества и родительско-подростковых отношений. Но такие вещи должны решаться только с родителями – это повышает и их ответственность.
    Психолог-консультант телефона доверия при кризисной беременности Динара Халелова:
    — На первый взгляд, кажется, что это благие начинания: девушка может прийти к врачу и получить помощь. Но если речь идет об аборте, мы категорически против того, чтобы его можно было делать без согласия родителей! Женщина любого возраста, узнав о том, что она беременна, испытывает нормативный кризис. А в данном случае речь идет о незрелой девушке, не имеющей социального положения, статуса и самостоятельности. Она не может принять трезвое решение, взвесив все обстоятельства. В этот момент ей особенно нужна поддержка родителей. Тем более по закону они несут ответственность за своего ребенка до его совершеннолетия. Могу предположить, что (в случае одобрения инициативы Минздрава) количество абортов резко увеличится, особенно в этой возрастной группе.
    Я считаю, что Минздрав и другие министерства должны думать о том, как поддержать молодых людей, оказавшихся в такой ситуации, и заниматься первичной и вторичной профилактикой. Проводить в школе просветительские занятия, говорить о ценности семьи, последствиях ранних абортов, контрацепции. Если все же девушка уже забеременела – думать не об аборте, а о том, как государство может ей помочь: предоставить социальные пособия, выделить жилье и т.д. Параллельно работать с родителями, объяснять им, как выстраивать доверительные отношения с детьми.
    Вячеслав Лимонов – врач-гинеколог (в интернет-статье газеты «Время» «Войдите в положение»):
    — В случае появления такого закона станут неизбежными конфликты между врачом, который сделал аборт несовершеннолетней девушке, и ее родителями. Не исключено ведь, что взрослые через какое-то время узнают об этом и придут разбираться к гинекологу. Да, врач может и должен ссылаться на закон, но поможет ли ему это? И не окажется ли он в итоге крайним?

    ******

    Таким образом, мы отразили мнения общественных деятелей, врачей, психологов, как из нашей области, так и из других регионов страны, и каждый из них (на наш взгляд) доходчиво аргументировал свое мнение против узаконивания абортов несовершеннолетних без дачи на то согласия родителей девочек. А вот что думают о предложении медицинского ведомства руководители организаций образования и сами родители несовершеннолетних девочек, с которыми нам удалось побеседовать.
    Александр Михайлович Мозжухин, директор СОШ № 6 (45 лет педагогического стажа, из них более 30 лет – на руководящей должности):
    — Я думаю, рано в таком возрасте давать девочкам право самостоятельно принимать решение об искусственном прерывании беременности, ведь это связано с их здоровьем, их будущим. Такие вопросы должны приниматься внутри семьи, ведь лишая родителей возможности участвовать в судьбе дочери, мы, тем самым, принижаем роль семьи.
    В результате легализации абортов для несовершеннолетних родители вообще могут не знать, какой образ жизни ведет их несовершеннолетняя дочь. Я против этой инициативы.
    Эльмира Макашева, завуч по воспитательной работе СОШ № 44:
    — Считаю, что акушер-гинекологи не могут брать на себя ответственность за здоровье девочки, да и сам 16-летний ребенок не может должным образом осознавать последствия прерывания беременности. Этот вопрос должен решаться только с согласования с родителями.
    Я категорически против предложения Министерства здравоохранения, думаю, что нужно искать иные выходы, не перекладывая ответственность на несовершеннолетних девочек, поскольку ситуации, которые привели к беременности разные.
    Мария Урынгалиевна Кабакова, директор СОШ №16 (33 года педагогического стажа):
    — Здесь однозначного мнения «за» и «против», думаю, не должно быть: если ребенок оказался в этой трудной жизненной ситуации, вопрос нужно рассматривать индивидуально.
    В любом случае, когда девочка беременеет в несовершеннолетнем возрасте, вина мамы в этом есть, ведь кто как ни родительница должна говорить с дочерью на тему взаимоотношений полов.
    В нашей школе функционирует клуб девочек, куда принимаются с 8-го класса. В этом клубе обсуждаются различные вопросы, в т.ч. касательно правильного понимания значения слова «любовь»; школьный психолог, социальный педагог рассказывают о том, какого рода взаимоотношения характерны для того или иного возраста, призывают девочек не торопиться повзрослеть.
    В школе имеется кабинет здорового образа жизни, где старшеклассницы могут получить консультацию у специалиста. Профилактическая работа, проводимая организациями образования совместно с здравоохранением, должна способствовать привитию подросткам и несовершеннолетним правильного образа жизни.
    Светлана, 44 года, воспитывает двоих дочерей:
    — Я негативно отношусь к идее предоставить 16-летним девочкам возможность выбора относительно прерывания или развития беременности. Данная норма будет способствовать раскрепощению еще большего количества подростков, ведь, что ни говори, авторитет родителей, страх перед наказанием, все-таки сдерживает многих подростков от подражания сверстникам, переступившим черту дозволенности.
    В пору моего детства школа была наделена полномочиями по воспитанию подрастающего поколения, и я считаю, это было правильно. Сейчас же любой родитель может указать педагогу «на его место», и если в семье ребенку не прививают нравственные, моральные ценности, не призывают к стыду, то каким он вырастет?
    Как матери мне страшно представить, что одна из моих несовершеннолетних дочерей втайне от родителей сделает аборт, и вдвойне страшнее от мысли, что мой ребенок, не дай Бог, будет изнасилован, скроет это, а насильник не понесет за это никакого наказания.
    Крайне возмущена предложением Министерства здравоохранения. Лучше бы совместно с Министерством образования подумали над тем, как вернуть систему советского воспитания, когда все дети, независимо от социального положения семьи, могли бесплатно посещать кружки, различные спортивные секции по интересам, да и наши родители были за нас спокойны.
    Сейчас же столько соблазна для детей: отпуская ребенка на молодежные вечеринки, с нетерпением ждешь их окончания, поскольку боишься, кабы чего не произошло.
    Думаю, что с моим мнением касательно вопроса легализации абортов несовершеннолетних согласятся все родители, воспитывающие дочерей, и надеюсь, что государство нас услышит.
    Ахмедхан, 48 лет:
    — Не возникает сомнений, что инициаторы этого предложения руководствуются взглядами прогрессивного Запада, но я не могу понять, почему в стремлении соответствовать чужим нравам, ценностям, казахстанцы должны отказываться от традиций своих предков.
    Разрешив девочкам делать аборты, мы, таким образом, поощрим блуд, поспособствуем еще большему его распространению. Уже давно нет той чистоты в отношениях, которой в молодости придерживались наши родители, дедушки, бабушки. Выбрав однажды спутника жизни, они были верны своему избраннику, избраннице, на супружеской верности и держались браки.
    Основой же сегодняшних взаимоотношений между молодежью стал секс, и для этого уже не обязательно жениться или выходить замуж. Сегодня даже в организациях образования молодежь учат тому, что нужно предохраняться во избежание нежелательной беременности и заболеваний, передающихся половым путем. Конечно же, это важная информация, но, я считаю, что нужно пересмотреть систему ценностей, и во главу угла ставить не физиологические потребности, а нравственность.
    Анна, 33 года:
    — Как это – родители не будут знать о том, что их несовершеннолетняя дочь беременна? А где гарантия, что аборт сделают правильно, и не возникнет никаких осложнений? Все операции несовершеннолетним делаются с ведения родителей, а аборт — это та же самая операция. То есть, усматривается противоречие.
    Мне не понятна суть предложения Министерства здравоохранения: чьими интересами руководствовалось ведомство?

    Благие намерения создают противоречия
    Кстати, обратите внимание и еще на одно несоответствие предлагаемой нормы с гражданским законодательством. Так, брачным (супружеским) возрастом в Казахстане, как для мужчин, так и для женщин, установлен 18 лет. Согласно статье 10 Кодекса РК «О браке (супружестве) брачный (супружеский) возраст может быть снижен на срок не более двух лет в случае беременности или рождения общего ребенка, и обязательным условием для удовлетворения такого ходатайства является письменное согласие родителей либо попечителей лица, не достигшего совершеннолетия.
    То есть, если согласие на брак своей несовершеннолетней дочери от родителей либо попечителей является обязательным условием для регистрации брака (супружества), тогда почему же государство считает необязательным участие в принятие решения 16-летней дочерью о прерывании беременности?
    Напомним, что выступая с предложением узаконить аборты несовершеннолетним без дачи на то согласия от родителей, Минздрав мотивировал его тем, что девочки в любом случае идут в обход закона на прерывание беременности, рискуя получить серьезные осложнения. Так, вроде как, пусть эту медицинскую услугу они получат в стенах лечебных учреждений, в стерильных условиях, под ответственность врача.
    Если оценивать инициативу ведомства именно с этой позиции, тогда она действительно выглядит убедительно. Но в случае одобрения законодательными органами этой нормы, то выходит, что государство просто-напросто признает свое бессилие перед нравами подрастающего поколения? (Коль ситуация с ранними беременностями в Казахстане, действительно, аховая).
    Тогда, возможно, медицинскому ведомству необходимо выступить с другим предложением — о сравнении возраста сексуального согласия с возрастом совершеннолетия (то есть с 16-ти поднять до 18-ти лет)? В этом случае и проблемы, связанные с ранними половыми отношениями, будут постепенно сведены к минимуму. Да и любителям юных девочек придется поменять свои вкусовые предпочтения, ведь в противном случае риск уголовного наказания для них возрастет.
    Противники обсуждаемой инициативы высказывают опасения, что в случае одобрения ее законодательными органами, велика вероятность, что уже в недалеком будущем Казахстан может столкнуться с другой проблемой – ростом бесплодия среди женщин молодого возраста. Ну, конечно, если учитывать, что в 21 веке успешно развивается система экстракорпорального оплодотворения, и наше государство успешно переняло опыт развитых стран, выделяются квоты на оплодотворение бесплодных женщин и их количество ежегодно растет (с 2010 года количество квот выросло в 8 раз – со 110 до 900 в год), то проблема представляется, вроде бы, вполне разрешимой.
    Но обратите внимание, что даже врач-репродуктолог Салтанат Байкошкарова, которая ежедневно дарит счастье материнства бесплодным женщинам, и то выступила против инициативы своих коллег из вышестоящего ведомства, а потому доводы сторонников идеи Минздрава выглядят все менее и менее убедительными.
    P.S: Напомним, что 30 ноября “Н” направила вопросы в адрес медицинского ведомства страны, связанные с мотивацией продвигаемой им идеи, однако по сей день ответы по ним не представлены.

    Саида ТУЛЕГЕНОВА


    close






    Подписка



     
    Аватар
    Редакцияhttps://nadezhda.kz/
    Творческий коллектив газеты "Надежда"

    Последние новости

    Есмагамбетова разрешила работать театрам, в ТД — кафе и ресторанам

    О внесении изменений и дополнений в Постановления главного государственного санитарного...

    Рекомендуем

    В Уральском сегменте соцсетей пытаются продавать человеческие органы

    Объявления стали появляться в соцсетях Instagram  «Жалобы Уральска» и...

    Похожие материалы!
    Рекомендуем

    Стань нашим папарацци!

    Для отправки информации заполните эту форму, пожалуйста

    Вы можете загрузить до 5 файлов.
    Максимальный допустимый размер файла 10MB.
    Пожалуйста, опишите отправляемый файл