Общество

Перекрестное субсидирование бьет по бизнесу

Игроки рынка электроэнергетики уже не вписываются в постсоветские шаблоны

Почему субсидирование рядовых потребителей за счет юридических и бюджетных организаций может приводить к банкротству компаний, работающих в сфере электроэнергии, и прочему безопаснее повышать тариф на свет, чем вкладывать в него миллиарды бюджетных средств, выясняла «Н».

Алла ЗЛОБИНА

Перекресток субсидирования

Компенсирующий тариф (КТ) называют сегодня одной и главных проблем, которая тормозит развитие сферы энергоснабжения. Экономисты утверждают: он влияет на все сопутствующие услуги потребителей электроэнергии – электричество, водоснабжение и отведение, сбор, транспортировка, утилизация ТБО, связь. Проблема не раз выносилась на обсуждение региональной палаты предпринимателей «Атамекен».
Что такое перекрестное субсидирование? В электроэнергетике оно означает перераспределение тарифов по оплате электроэнергии между различными группами потребителей, одни из которых (промышленные) оплачивают часть стоимости электроэнергии, потребленной другими (население и другие группы). Этот вид оплаты появился как элемент социальной защиты населения в период перестройки. Интересный факт: до развала СССР тарифы для предприятий были в два раза меньше, чем для населения.
Сегодня проблему с КТ на территории Казахстана смогли решить только в Алматинской области. Там тариф на электроэнергию полностью выровнен – и бизнес и рядовые граждане за свет платят одинаковую цену. В Западно-Казахстанской области эта практика пока неизменна: тариф в разы выше для бизнеса, и в разы ниже для физических лиц (см. инфографику). При этом на покрытие убыточного тарифа для населения тратятся миллиарды тенге из бюджета: по завышенному тарифу платят больницы, школы, другие крупные госсоцобъекты.
«Это обстоятельство вместе с низким налоговым, санитарным, экологическим администрированием населения создает не только проблемы крупным предприятиям, но и приводит к развитию «гаражного» производства. В дворовых условиях производят стройматериалы. В квартирных условиях развивают теневой гостиничный бизнес. Инвестиции для туризма уходят в тень. И так далее», – замечает заместитель директора по экономическим вопросам РПП ЗКО Марат Нургуатов.
По мнению экспертов палаты, нужно устранять ценовые перекосы в электроэнергетике, при этом не задевая интересы населения. Но с 2015 года РПП удалось снизить разницу по электричеству только с 2 до 1,7 раз. По мнению экономистов палаты, справедливые энерготарифы подстегнули бы не только местную экономику, но и вывели бы из тени часть МСБ. Не стоит упускать и другой немаловажный аспект – перекрестное субсидирование (ПС) влияет на цены товаров, т.к. закладывается производителем в их себестоимость. Большинство экспертов, изучающих проблему, сходятся во мнении: при отмене ПС у крупного и среднего бизнеса высвобождаются значительные средства. По статистике рост, например, промышленного производства, в результате может достигать более 3%.

Да, будет свет

Наиболее ярко проблема перекоса в тарифе на свет проявилась на примере самого крупного гарантирующего поставщика электроэнергии в ЗКО – ТОО «Батыс Энергоресурсы». Например, существующая практика антимонопольного департамента включения убытков при следующем согласовании тарифов приводит к тому, что энергоснабжающие организации (ЭСО) находятся в постоянной погоне за возвратом понесенных убытков, а это главная причина несвоевременной оплаты со стороны гарантирующего поставщика. Ежегодно реализация электроэнергии осуществляется ниже уровня себестоимости. Убытки ТОО «БЭР» достигли 800 млн тенге при обороте компании всего в 1 млрд. тенге. Кредиторская задолженность перед поставщиками достигла 1,6 млрд тенге. Гарантирующий поставщик находится на грани банкротства: местная РЭК подала и выиграла иск о взыскании долга.
«ДКРЕМ и Министерство энергетики утверждают новые тарифы для станций или РЭКов, но при этом не позволяют повышать тариф энергоснабжающим организациям (ЭСО) в конечной квитанции, соответственно, они не в состоянии оплатить поставщикам по новым тарифам. И это не пустые слова. С 01 октября 2019 года три станции подняли тариф на производимую электроэнергию. Логично, что БЭР подало заявку на увеличение своего тарифа 15 октября, но получило отказ по формальным основаниям 11 ноября», – объясняет руководитель «БЭР» Дина Галиметденова.
Тем временем, доля рядовых потребителей в общем объеме реализации электрической энергии неуклонно растет, и уже достигла 55%. Среди потребителей «БЭР» не осталось юридических лиц с объемом потребления электроэнергии свыше 1МВт.
После того, как рынок отдали в конкурентную среду, в ЗКО появилось уже восемь действующих ЭСО. Доля реализации их электроэнергии от общей доли юридических лиц области достигла 32%. Это нерегулируемые ЭСО, которые работают только с бизнесом, и в последний год активно заключают договора с бюджетными организациями – больницами, тюрьмами, школами. Происходит постоянный структурный перекос и дальнейшее субсидирование убыточного тарифа для населения за счет высокого тарифа для юридических и бюджетных организаций, число которых у «БЭР» сократилось, стало невозможным.
«Все участники рынка понимают: три раза ДКРЕМ в текущем году отказал БЭР в повышении тарифа, что долги БЭР вызваны не нежеланием платить по счетам, а политикой сдерживания тарифа. Сегодня, к примеру, долг БЭР перед РЭК – 633 млн тенге. И «БЭР» прилагает все усилия, чтобы ежемесячно оплачивать месячное потребление не допуская просрочек свыше трех месяцев», – говорит Дина Галиметденова.
Надо заметить: по официальным данным и РЭК числится в должниках. Например, ТОО «Батыс Пауэр» компания задолжала 322 млн тенге – этот долг «висит» с 2018 года.

Об энергобезопасности

Мы попытались выяснить также: могут ли эти проблемы повлиять на энергетическую безопасность области? В «БЭР» утверждают, что могут и уже негативно влияют, но если подходить ответственно к собственному балансу производства/потребления электроэнергии, то можно избежать не нужного нагнетания и без того сложной ситуации.
Любой субъект рынка электроэнергии – будь то ЭСО или РЭК, должен заключать договора со всеми станциям производителями электроэнергии, от которых технологически возможна покупка электроэнергии. Она необходима для компенсации выбывающей электроэнергии от основных поставщиков, на время плановых ремонтов или в случаях, когда станции внезапно аварийно остановятся. То, есть это серьезный вопрос энергобезопасности, тем более, когда речь идет об электроснабжении целой области. «Гарантирующий поставщик электроэнергии области – это не посредническая организация, а сплочённый коллектив, осуществляющий свою работу на благо жителей области. Без такого звена, как ЭСО гарантирующего поставщика, местные РЭК списывают коммерческие потери на область, не пытаясь выяснить причину их возникновения, что и приводило к веерным отключениям в прошлом. И именно по этой причине в 2004 году функции сбыта электроэнергии были отделены от РЭКов», – объясняет руководитель «БЭР».
При этом предприниматели заявляют: гарантирующего поставщика электроэнергии зажали со всех сторон – полная отчетность деятельности, всю полученную экономию снимают. На законодательном уровне зафиксировано право на прибыль, а на практике ДКРЕМ не дает ЭСО прибыль в тарифе.
«По сути регулируемое ЭСО – это уже не субъект предпринимательства, а благотворительная организация», – говорит Дина Галиметденова.

1 тенге = 384 млн

Сегодня бесперебойное электроснабжение области зависит от двух главных игроков энергетического рынка: ЭСО, Гарантирующего поставщика ТОО «Батыс ЭнергоРесурсы», ответственного за поставку электроэнергии от станций для своих потребителей и ЭПО, АО «ЗапКазРЭК» – ответственного за работу сетей и баланс области. При этом, говорят бизнесмены, энергетика области находится в тяжелейшем состоянии: износ электрических сетей достигает 80%.
«Функциональной обязанностью местного антимонопольного департамента является сохранение баланса между коммунальными предприятиями и населением. То, что на грани банкротства оказался Гарантирующий поставщик – вина местного ДКРЕМ, который защищает интересы потребителя в ущерб коммунальных предприятий. Ведь в таком же положении находятся и сферы водоснабжения, теплоснабжения области», – говорят в БЭР. Получается, расхожее мнение: оплата за электроэнергию – это неподъёмный груз для бюджета семьи – миф. Сегодня несправедливый тариф на электроэнергию большим грузом лежит на плечах бизнеса – как продающего свет, так и потребляющего его.
Например, в среднем одна семья из ЗКО потребляет 147 кВтч электроэнергии в месяц на сумму 1650 тенге. Повышение тарифа для населения на 1 тенге приведет к увеличению конечной квитанции на 150 тенге. На одного члена семьи из трех человек это и вовсе 50 тенге в месяц. А если сравнить с такой услугой, как проезд в общественном транспорте в течение 20 рабочих дней за 3 200 тенге на одного члена семьи? По статистике средний уровень заработной платы в ЗКО составляет 153 тыс. тенге, то есть планируемый уровень повышения тарифа в бюджете одной семьи с одним работающем членом семьи составит всего 1,27% . При этом 1 тенге для энергетики области – это 384 млн тенге в годовом выражении.