Общество

Мы теряем его, теряем…

Таким грустным лейтмотивом был пронизан недавний международный семинар по проблемам экосистемы Урала, на который собрались российские и казахстанские ученые, экологи и представители госорганов. Эксперты в очередной раз сошлись во мнении, что Урал нужно спасать, принимая действенные решения, а не ограничиваясь дилетантскими рассуждениями.

Основная проблема, как стало понятно из выступлений ученых, уперлась в денежные средства, ведь правительства двух дружественных стран долгие годы не выделяют их на исследования реки, слывшей когда-то всеобщей кормилицей. Представитель российско-казахстанской комиссии по сохранению экосистемы трансграничной реки Урал, академик Российской академии наук Александр ЧИБИЛЕВ заявил, что не удовлетворен многими решениями, принятыми ранее. По его словам, в большей степени они не касались судьбы Урала и были в основном сориентированы на традиционную деятельность тех органов, которые до этого существовали.


– Все это были какие-то общие фразы, а самое главное, что я уже ставил вопрос о научном сопровождении деятельности комиссии. В прежнее решение комиссии все это не вошло. Поэтому я вновь настаиваю на этом. Дилетантских решений мы уже за 20 век очень много принимали. К сожалению, все это очень сложно проходит, и я участвую в подобных мероприятиях лишь потому, чтобы оказать воздействие науки на принятие оперативных решений.
С академиком сложно не согласиться, чтобы спасти Урал, нужны полномасштабные научные исследования, которые никто не проводил вот уже на протяжении нескольких десятков лет. И тут, конечно же, без финансовой поддержки на государственном уровне не обойтись. О чем неоднократно заявлял А. Чибилев, утверждая, что, прежде всего, нужно сделать нормальные анализы, получить последние данные, провести комплексное исследование проблемы и только потом предпринимать какие-то решающие шаги. Понятие «экосистема», по его данным, включает в себя не только воду Урала, но и множество других факторов, в том числе поголовье осетровых, леса, луга, весь бассейн, включая озера и притоки, водосборы и еще множество других факторов.
Как известно, Урал используется для обеспечения нашего города водоснабжением и теплоснабжением. Ежегодный объем составляет 17 млн куб. метров. Однако в этом году уровень полноводности реки снизился до критически низких показателей, заметили выступающие, что в свою очередь может негативно сказаться на флоре и фауне. По мнению бывшего директора ФГУ «Управление эксплуатации Ириклинского водохранилища» (РФ, Оренбургская область) Аркадия ШВЕЦОВА, данный объект, конечно же, влияет на водообеспечение Урала, но не все так однозначно с объемами запасов его стока, который они могли бы увеличить.
– Рабочая емкость водохранилища сейчас очень мала, – отметил эксперт. – Все знают, что весна была затяжная, паводок растянулся, а промерзание почвы составило всего лишь 60 см вместо 1,5-2 метров. Этот год вообще какой-то уникальный: за последние 50 лет мы еще не наблюдали, чтобы от заполненных снегом территорий водохранилище работало всего 10 дней. Вся вода ушла в почву, хотя при нормальном промерзании и таком количестве осадков можно было получить даже два паводка. Сейчас мы в 2 раза меньше сбрасываем, чем приходит воды нам в сутки, и эти объемы будут снижаться. А что будем делать на следующий год, если не будет паводка? Ведь основная цель водохранилища – срезать пик паводкового периода, набрать воды и в нужный период регулировать сток.
Среди основных проблем реки было названо и уничтожение воспроизводства осетровых. Ученые отметили, что это главный индикатор состояния реки, а мы его потеряли, так как у нас нет единой системы природопользования от истока до устья. А ведь в 1977-1980 годах осетровые были главным брендом Урала. Национальный эксперт РК Мейрам АРЫСТАНОВ привел примеры значительного снижения добычи осетра в Жайык-Каспийском бассейне:
– В 90-е годы ежегодно у нас добывали до 1930 тонн осетра, к 2010-му они снизились до 180 тонн. В 2017 году было поймано 57 экземпляров молоди севрюги от естественного нереста. В 2018-м произошло нулевое воспроизведение. Начиная с 2009 года, уже нарушились условия естественного воспроизводства белуги, осетра и шипа. При том, что в 1971 году урожайность молоди осетровых рыб доходила до 6346 тонн…
По мнению национального эксперта РФ Жанны СИВОХИП, именно климат является главным фактором, который создает условия для изменения трансформации водных режимов на сегодняшний момент.
– Площадь лесов трансграничных территорий Урала сокращается, леса горят. Причина – изменение климатической системы. Есть справедливое утверждение, что реки – это продукт климата. Особенно, в современном периоде, изменения климатических систем очень четко отражаются на водном режиме. Они начались с середины 50-х годов и были направлены в сторону потепления, которые и отражаются на водности рек. В РФ последние 40 лет наблюдаются значительные потепления, отклонения среднегодовых температур от нормы. Происходит сокращение доли весеннего стока и увеличение доли зимнего. Когда изменяется водный режим, маловодный период отражается на водной обеспеченности регионов. Мы провели исследования по реке Урал. Многие факторы привели к сокращению стока Урала на 1,4 куб. км в год. Поэтому одним из гарантированных мероприятий водообеспеченности должно стать регулирование речного стока с учетом изменений климатических условий.
Выступающие на семинаре представители местной власти и госорганов высказались за выработку конкретных рекомендаций, заметив, что для регулирования экономических механизмов в РК было создано новое министерство экологии, геологии и природных ресурсов, куда перешли функции по водоснабжению и водоотведению. Было отмечено, что необходимо проработать вопрос по созданию постоянно действующего совместного органа – Межгосударственного Фонда р. Жайык (Урал) или Форума бассейна из числа представителей всех заинтересованных государственных организаций и учреждений, научно-исследовательских институтов, крупных природопользователей бассейна и компетентных неправительственных организаций. Также было предложено разработать Цифровую карту, где будет отражена единая информационно-справочная база с основными социально-экономическими и эколого-гидрологическими показателями трансграничного бассейна Урала, а также единая сеть особо охраняемых территорий в пределах бассейна реки. В итоге было предложено включить реку Урал в перечень водных объектов особого государственного значения.
Поможет ли эта мера сдвинуть «уральную» дилемму с мертвой точки и спасти реку, покажет время, которое, к сожалению, уходит быстро, а седой батюшка-Урал продолжает безмолвно взирать на всех нас, ожидая затянувшейся помощи.

Маргатира ОРЛОВА