Главная новость

Было lesbian porn vids чужим – стало родным

Асхат КАЛЕКЕШОВ из Теректинского района в интервью «Н» рассказал, каково это – жить с пересаженным сердцем.

Четыре года назад Асхат стал самым молодым на тот момент казахстанцем, которому было пересажено донорское сердце. Сейчас 21-летний парень чувствует себя в полном порядке, занимается спортом и учится в университете на психолога. А ведь когда-то его жизнь буквально висела на волоске…

– Из-за чего тебе понадобилась трансплантация сердца?

– Когда я учился в старших классах и ходил на тренировки на борьбе, меня начала беспокоить одышка, самочувствие стало ухудшаться. Пришлось пройти обследование в диагностическом центре, которое выявило, что у меня увеличенное сердце. Конкретную причину такого диагноза никто не мог назвать. Но при этом врачи сразу однозначно сказали, что требуется пересадка этого органа. Сначала в 2014 году мне в Астане поставили искусственное сердце – специальный аппарат на батарейках, после чего сказали ждать донора. Я вернулся в родной поселок Узынколь Теректинского района, ходил в школу и верил, что мне рано или поздно выпадет шанс избавиться от болезни. В те годы подобных операций проводилось мало, ситуация с донорскими органами была тяжелой, люди годами их ждали. Однако мне повезло: примерно через 8 месяцев позвонили из Астаны и сообщили, что в Петропавловске скончался молодой мужчина, и его родители дали согласие на использование сердца погибшего сына в донорских целях. Счет шел на часы, и в Астану мне помогали добираться, как говорится, всем миром. ГАИшники сопровождали меня до аэропорта, там специально задержали рейс, чтобы я успел на него попасть, в аэропорту столицы уже ждала карета скорой помощи, чтобы доставить меня в Национальный научный кардиохирургический центр (ННКЦ).

– Как прошла сама операция и какие ощущения ты испытал после того, как все закончилось?

– Пересадка длилась около шести часов и прошла успешно. Что примечательно, это случилось 20 февраля 2015 года, буквально на следующий день после моего 17-летия. Меня оперировал лично руководитель ННКЦ, знаменитый кардиохирург, доктор медицинских наук Юрий Пя. В течение месяца я находился в центре, наблюдался у врачей, меня поддерживал находившийся все это время рядом отец. Сейчас раз в год я прохожу обследование в ННКЦ, кроме того, наблюдаюсь в местном кардиоцентре.

– Установили ли тебе какие-либо ограничения или celebrity nude запреты в связи с пересадкой сердца?

– Мне в течение жизни нужно принимать препараты, снижающие иммунитет, hot lesbian porn чтобы не произошло отторжение чужого органа. В остальном ограничений нет. То, что во мне донорское сердце, вообще не ощущаю, как будто оригинал. Я нормально и полноценно живу, питаюсь, бросил борьбу, но перешел на плавание, которым серьезно занимаюсь по сей день. В 2017 году меня даже включили в сборную РК, в составе которой я участвовал во Всемирных спортивных играх в Испании, где преодолел дистанцию в 50 метров вольным стилем. Соревнования проводились именно среди людей, перенесших пересадку органов. Там было много спортсменов из разных стран мира, и представитель нашей сборной даже завоевал золотую медаль по боулингу. К сожалению, я не смог попасть в призеры, но впечатлений осталась масса.

nude celebrities Ты связывался с родителями донора?

– Эти данные закрыты и не разглашаются. Родные донора не знают, кому конкретно пересадили его орган, и сам пациент, hentai porn в свою очередь, не владеет всей информацией о своем спасителе.

– Интересовался ли ты после пересадки сердца проблемами трансплантологии в Казахстане, статистикой, ситуацией с донорскими органами?

– Я знаю, что после меня в Астане уже провели порядка 60-70 подобных операций, то есть сейчас это уже достаточно обычное дело. Кроме того, я знаком с первым казахстанцем, который перенес пересадку сердца в нашей стране в 2012 году. Это Жанибек Успанов, который основал общественное объединение «Омир тынысы», занимающееся информированием населения о трансплантологии и реабилитацией людей, перенесших пересадку органов. Также он работает над тем, чтобы в нашей стране тоже проводились турниры среди таких людей, как мы. Могу сказать, что некоторые люди, которым пересадили сердце, вскоре умирали – не каждый организм приспосабливался к таким изменениям. Мне тоже гарантий не давали, но в моем случае сыграл фактор везения: и донор вовремя нашелся, и по квоте операцию бесплатно сделали, и новое сердце удачно прижилось.

– Какие у buy nolvadex тебя дальнейшие планы?

– Сейчас я учусь на психолога в ЗКИТУ, перешел на 4-й курс. Вообще с детства мечтал стать военным, но не сложилось. Надеюсь, что после получения диплома смогу найти профессию по специальности, причем все равно буду стараться трудоустроиться именно в военной сфере. И, конечно, я не бросаю спорт, мне он очень помогает, дает энергию и бодрость.

Беседовал
Дмитрий ТЕРЕЩЕНКО

Первый заместитель председателя правления ННКЦ, доктор медицинских lesbian porno наук Махаббат БЕКБОСЫНОВА:

– В нашем листе ожидания сегодня стоит около 100 человек, и каждый год мы теряем около 30-40 пациентов, которые не дожидаются своего донора и погибают. На 1 млн cialis online населения у нас приходится 10 пациентов, нуждающихся в трансплантации сердца. В нашем центре находятся шесть пациентов, которые ждут донора, и у нас их катастрофически не хватает. В этом году мы сделали всего восемь трансплантаций сердца. У нас потребность ежегодная – 180-200 операций, но поскольку мы такую потребность не выполняем и не закрываем, то, я думаю, в Казахстане ежегодно 300 человек, как минимум, нуждаются в трансплантации.

(Из интервью порталу Bnews.kz, сентябрь 2018 lesbian porn pics года)