Общество

Вливаний много, а толку мало

В Казахстане при большом агропромышленном потенциале и миллиардных вливаниях в сельское хозяйство неуклонно растет импорт мяса и мясной продукции. И это при том, что государство ежегодно наращивает субсидирование АПК. Почему так происходит? О проблемах производства, переработки и экспорта мясной продукции, а также путях их решения «Н» поговорила с профессором кафедры «Биотехнология, животноводство и рыбное хозяйство» ЗКАТУ, доктором сельскохозяйственных наук Едиге НАСАМБАЕВЫМ.

– Едиге Гапуевич, почему, по вашему мнению, при огромных вливаниях в сельское хозяйство и АПК в стране растет импорт мяса и мясной продукции? Чего не хватает для того, чтобы не только обеспечивать себя дешевым и качественным мясом, но и наращивать экспорт, притом, что в ЗКО строятся откормплощадки и различные перерабатывающие предприятия?
– Наша страна в 2017 году вышла на самообеспечение говядиной и ягнятиной. Производство говядины составило более 451 тысячи тонн, баранины – 152 тысячи тонн, но экспорт, действительно, остается низким, соответственно, 0,8 тысячи тонн говядины и 0,6 тысячи тонн баранины.
Нужно увеличивать производство говядины, так как в Казахстане имеются все условия для интенсивного развития мясного скотоводства: пастбищные угодья, орошаемые пашни, рабочая сила и большой опыт прошлого поколения.
Сдерживающими факторами здесь являются: низкая численность поголовья; фрагментированный рынок (более 50% поголовья выращивается в домашних хозяйствах); низкий генетический потенциал, что проявляется невысоким уровнем продуктивности животных; низкая инвестиционная привлекательность отрасли (несовершенная система субсидирования); недостаточный, если не сказать, низкий, уровень трансферта передовых технологий; неразвитая система сбыта и маркетинга; несовершенная система транспортной логистики (плохие дороги).

– Есть мнение, что нужно пересмотреть практику массового импорта дорогостоящего маточного поголовья зарубежной селекции и сделать ставку на местные породы. Вы поддерживаете это мнение? Что это даст?
– Как я уже выше сказал, ставится вопрос об увеличении эскпортного потенциала говядины, который на сегодняшний день оставляет желать лучшего.
Эту проблему можно решить несколькими путями:
1. Увеличить численность поголовья отечественных пород крупного рогатого скота;
2. Повысить продуктивность крупного рогатого скота;
3. Завоз импортного скота.
Все три направления следует реализовывать одновременно, но проблему эскпорта говядины решать необходимо ускоренными темпами.
Численность местных пород недостаточная, чтобы в короткое время обеспечить экспорт говядины в полной porn cartoon мере, в первую очередь, остро ощущается нехватка маточного поголовья, а кроме того, ощущается острый дефицит в высокоценных быках-производителях.
Кстати сказать, в племенном скотоводстве отменили субсидирование на приобретение скота внутри страны, что в определенной мере не стимулирует товаропроизводителей в умножении своего поголовья.
В связи с этим увеличение поголовья скота путем завоза импортного скота является одной из насущных задач по скорейшему выполнению программы экспорта говядины.
Наиболее ключевые пути реализации:
1. Поголовье крупного рогатого скота в стране необходимо довести с 7 млн голов до 15 млн (к 2027 г.)
2. Увеличение маточного поголовья мясного скота в течения 10 лет с нынешних 3 млн. голов до 7 млн голов;
3. Необходимо импортировать 1 млн голов;
4. Увеличить маточное поголовье скота фермеров, участвующих в породном преобразовании, в три раза (довести до 3,5 млн голов);
5. Способствовать расширению класса средних и мелких фермеров, обеспечению их поголовьем и пастбищами;
6. Рациональное использование отечественных генетических ресурсов;
7. Совершенствование ветеринарной системы;
8. Обеспечение устойчивой и прогнозируемой финансовой программой для фермеров;
9. Развитие сети ЦРЗ (центр распространений знаний) для фермеров;
10. Государственная поддержка организации молодежного предпринимательства на селе, т.е. целенаправленное celebrity nude участие государства в создании для молодежи благоприятных условий работы на основе системы мер государственной поддержки, путем создания Консорциума «Фермер для выпускника».

– Какая ситуация у нас в ЗКО с кормовой базой? Хватает ли кормов, насколько они дорогие для аграриев?
– В ЗКО имеется 12 млн га пастбищных угодий, из которых 162 тыс. га предназначены для лиманного орошения и 55,8 тыс. га – для постоянного орошения. В реальности на практике используется гораздо меньше. Следует отметить, что большинство пастбищных угодий находятся в состоянии деградации и нуждаются в применении агротехнических мероприятий по их восстановлению и улучшению. Урожайность большинства пастбищ очень низка, а кормовая ценность заготовляемых трав не удовлетворяет нормативным показателям.
Заготовляемого количества грубых кормов, как правило, не хватает на все поголовье скота, отсюда животные недополучают требуемое по нормам количество кормов.
В настоящее время из-за увеличения стоимости ГСМ, транспортных расходов и т.д. увеличилась стоимость самого дорогого в структуре кормления корма – концентратов, стоимость которого в 2018 году превысила 85-90 тыс. тенге за тонну.
Тем не менее, у нашей страны имеется достаточно высокий потенциал:
– обширные пастбищные угодья способствуют развитию мясного скотоводства;
– возможность внедрения современных технологий (электронное слежение, обеспечивающие высокое качество celeb sex tapes обслуживания и безопасность);
– выполнимость строгого ветеринарного и сертификационного контроля (наличие современных программных продуктов);
– международное признание высокого качества мяса;
– отлаженная система идентификации скота (ИАС; ИСЖ).

– Какова ситуация с ветеринарной безопасностью в нашем регионе, какие здесь существуют проблемы и как их можно решить?
– Мой коллега, доктор ветеринарных наук, профессор Гайса Абсатиров считает, что от уровня развития и организации ветеринарного дела зависят успехи в развитии экспортного потенциала.
Эпизоотическая ситуация в стране неблагополучная. Ежегодно регистрируется около 200 очагов инфекции, большая часть которых приходится на бруцеллез, бешенство и пастереллез. Такова ситуация касательно инфекционных болезней, а про паразитарные говорить вообще не приходится, поскольку никакой отчетности ни на местах, ни по республике не ведется. Вместе с тем следует подчеркнуть, что такие общие для человека и животных заболевания, как описторхоз, эхинококкоз, финноз и др. регистрируются во многих регионах Казахстана.
С импортируемым поголовьем мы завезли в страну новые болезни: нодулярный дерматит, инфекционный ринотрахеит, вирусную диарею, болезнь Шмаленберга.
Существующие на сегодняшний день проблемы отечественной ветеринарии можно подразделить на системные, кадровые, антропогенные.
Первые заключаются в несовершенстве законодательной базы в области ветеринарии в виде громоздкой mom sex слабо координируемой системы организации и управления, низком качестве проведения ветеринарных мероприятий.
Что касается кадровых проблем, то, по экспертным данным, в настоящее время дефицит ветеринарных специалистов по всей республике составляет около 7 тысяч человек, причем их средний возраст превышает 50-летний рубеж. Престиж ветеринарного врача сегодня очень низкий.
Кадровые проблемы напрямую связаны с организацией и реализацией профильного образования. Бесконечные реформы путем упразднения ГОСО, ежегодного составления образовательных программ и учебных планов, подгонки их к зарубежным аналогам, сокращения объема часов по профильным дисциплинам, объединения профильных дисциплин, низкого финансирования образовательных грантов не способствует качественной подготовке будущих специалистов.
Во многом возникновению и развитию различных патологий среди сельскохозяйственных животных способствуют сами владельцы животных. Остается низким спрос населения на ветеринарные товары и услуги. Так, например если в странах Евросоюза владельцы животных тратят на ветеринарные товары и услуги на одно животное 6-8% от его стоимости, в России – 10%, то в Казахстане этот показатель менее 1%.

– Почему, как вы считаете, стоимость мяса на прилавках ЗКО постоянно растет? Какие, на ваш взгляд, необходимо принять меры государству для реальной поддержки животноводов, производителей и переработчиков мясной продукции?
– По словам директора ТОО «Кублей» Талгата Берекешова, аграрии в мясной отрасли (фермеры) в основном освобождены от уплаты НДС на свою продукцию при продаже. Мясокомбинаты (далее – переработчики) обязаны за с/х продукцию фермера оплатить 12% НДС в бюджет страны. У переработчиков также есть обязательства перед бюджетом по своему сформировавшему НДС. Получается, что переработчик платит 2 НДС: за фермера и за себя.
Как может наша отечественная продукция переработки при таких налогах быть дешевле импортной?
Чтобы работать, мясокомбинат должен дать цену, одинаковую с перекупщиком. Наши фермеры уже работают в онлайн-чате по сотовому телефону. Там сидят тысячи людей: фермеры, брокеры, скупщики, заготовители. Если я даю цену 1200 тенге за кило, скупщик тут же поднимает ее на 50 тенге. Я даю 1300 – он снова поднимает! Почему? Налоговая служба mobile porn не видит скупщика? Он для нее невидимка?
Он работает на базар – за наличные деньги, с которых не платит налоги. Налоги же плачу я! И с меня еще взимают НДС за фермера.
Поэтому мясокомбинат заведомо проигрывает скупщику. А фермеру надо выгодно продать свой товар. Вот и выходит, что на мясокомбинаты мясо не идет. Государство невольно стимулирует развитие теневой экономики…
По статистическим данным, доля импорта в стране продуктов питания и сырья увеличилась с 3,4 млрд долларов США до 3,6 млрд в 2018 году. Почему так происходит? Ведь государство субсидирует аграриев, вкладывая сотни миллиардов тенге, а импорт растет – это происходит в том числе из-за buy generic cialis online неправильного перераспределения налоговой нагрузки между отраслями народного хозяйства.

– Одной из проблем в сфере экспорта мяса называется низкая загруженность перерабатывающих предприятий? С чем это связано?
– Мясокомбинат «Кублей» – убыточный. Он выживает за счет прибыли консервного подразделения – второго предприятия ТОО. Как и все мясокомбинаты страны, он загружен на 15-20%. Работая в одну смену, уральский завод может перерабатывать 70 тысяч КРС в год. Мощность второй линии – 200 тысяч овец. В прошлом году завод забил 37 тысяч овец и 12 тысяч КРС. Загрузка – 20 % от мощности. При этом на налоги ушло 1,1 миллиарда тенге.
В ЗКО за 2018 год выдано 90 lesbian porno тысяч ветеринарных справок на забой КРС и перемещение скота. То есть более 70 тысяч голов ушло на базары. Вот налоги, которые прошли мимо казны.
Завод вынужден импортировать сырье. Из 5 тысяч тонн закупленного мяса short term loans половину он получил от местных фермеров. Но, так как мясо обходится дороже из-за двойных налогов по НДС, вторую половину сырья «Кублею» приходится закупать из-за границы. За счет этого он держит более-менее приемлемые цены.
Резюмируя все вышеотмеченное, предлагается:
– освободить переработчика от уплаты НДС за стоимость с/х продукции, приобретенной у освобожденных от НДС крестьянских хозяйств, таким образом, переработчик будет оплачивать НДС только от своей добавленной стоимости;
– освободить hot lesbian porn переработчиков от уплаты НДС, ИПН и ОПВ за личные подсобные хозяйства при закупе с/х продукции;
– усилить контроль уполномоченными органами, следящими за безопасностью и качеством импортных мясопродуктов на соответствие требованиям технических регламентов.

Беседовал Дмитрий ТЕРЕЩЕНКО