Общество

«О, как пьянит простор, как властны корни, две равных силы у меня в крови»

В первый день этой рабочей недели, 8 октября, Почетный журналист Казахстана, член Союза писателей России и Казахстана, поэт, автор пяти поэтических сборников Татьяна Николаевна Азовская отметила свой 70-летний юбилей. Думаем, что каждому уральцу знакомо ее имя, ставшее в нашем городе уже почти нарицательным. Ведь Татьяна Азовская – это душа и огромное достояние нашего города с ее восхитительным поэтическим творчеством, которое, как и журналистика, стало главным делом ее жизни. Читая Азовскую, понимаешь, что она трудится самозабвенно, из-под ее пера прорастают добропорядочность, человеколюбие и справедливость, формируя самобытную Уральско-Азовскую публицистику, впитавшую в себя невероятную любовь к родному краю и его людям. А это ли не есть один из самых верных путей, который выбрал человек с таким редким дарованием?
Татьяна Николаевна – это человек высокой образованности и культуры, настоящий кладезь знаний, обладающий высшим пилотажем журналистского мастерства. Свой талант, неравнодушие она проявляла и корреспондентом, и главным редактором местных газет и продолжает проявлять, уже будучи на заслуженном отдыхе (достаточно вспомнить один из ее пронизанных болью и тревогой материалов «Моя Украина», опубликованных четыре года назад в нескольких номерах нашего издания).

«Н» поговорила с теми, кто хорошо знает Татьяну Николаевну, кто считает ее своим наставником, кто когда-то работал с ней, а также общается и поныне. Микс из откликов «Н» преподносит нашей дорогой юбилярше и восхищенным её творчеством читателям в качестве своеобразного подарка – как признание в нашей всеобщей любви.

Людмила КОРИНА,
почетный журналист РК:
– Более трех десятилетий назад мой маленький сын вдруг задал мне неожиданный вопрос: «Мама, а тетя Таня – наш человек?» Этот эпизод врезался в память навсегда, потому что Татьяна Николаевна Азовская – «наш человек» в самом широком смысле. Мы, то есть уральцы и жители области, можем гордиться тем, что после учебы в Алма-Ате, в единственном тогда на всю страну университете и нескольких лет работы в другом регионе она вернулась в родной город, чтобы остаться в нем навсегда. Я счастлива, что судьба свела меня с этой талантливой поэтессой и журналистом. Она не просто принадлежит к тем мастерам пера, которые чувствуют слово, но умеют писать интересно и «вкусно». Рассказывать о ее стихах и прозаических произведениях можно долго, но лучше их читать. Они настолько своеобразны и неповторимы, что Татьяну легко узнать «по почерку».
Помню переполненный зал театра имени Островского во время ее творческого вечера, посвященного «круглому» юбилею. Он слушал ее стихи, буквально затаив дыхание, затем взрывался овациями. Поскольку непостижимы колдовство и очарование ее поэтических строк, таких простых на слух и столь глубоких по силе проникновения в душу и сердце. И в газетных материалах Татьяна Николаевна сохраняла индивидуальность, четко следовала своей авторской позиции. Того же требовала и от своих подчиненных. Помнится, по случаю юбилея газеты «Пульс», где проработала редактором много лет, она говорила:
– Порой коллеги из других СМИ называли нас провластной и государственной газетой, вкладывая в это смысл некой антитезы свободной прессе. А я всегда была уверена и продолжаю считать, что только в сильном государстве с сильной властью возможны преобразования социальной направленности, общественная стабильность и согласие. Мы живем в особом регионе, где евразийство имеет народные корни. В редакции городской газеты трудятся люди разных национальностей. Надеюсь, мне удалось сделать их единой командой. И в сложное время, и когда успехи экономики стали очевидны, они работали на позитив, держали читателей в курсе последних событий. Но при этом никогда не обходили стороной тему вечных ценностей. Главные герои газеты – это те, кто умеет ими дорожить.
Вот как эта мысль продолжается в ее поэзии:
Живу на пограничной полосе,
Где белый свет на миг сойдется клином
И вновь крыла просторные раскинет,
И засверкает радугой в росе.
А крутоярье бросится в бега,
Вплавь по реке, не ведая оказий.
Урал соединил не берега,
Не части света, чтоб создать Евразию.
Отсюда начинается родство
Кровей горячих, связь Руси и Поля.
И бесконечное уже – простор
Читается еще просторней – Воля!
Согласитесь, каждая строка здесь – образ, близкий и такой понятный каждому, кто любит, как и она, наш прекрасный край. В эти юбилейные для Татьяны Николаевны дни, хотелось бы пожелать ей внутреннего покоя. Но я понимаю, что таким, как она, покой только снится. Поскольку только беспокойному и неуемному человеку по силам создавать строки, которые эхом отзываются у читателей, являются камертоном, по которому настраиваешься на сопереживание. Поэтому, прежде всего, желаю Тане здоровья. И пусть еще одним пожеланием станет такое привычное «будь», которым мы обмениваемся вместо «до свидания». Непременно БУДЬ, еще долго радуй нас своими «нетленками». Не очень люблю такой штамп как «творческое долголетие». Но в данном случае он вполне уместен.
Один наш общий знакомый сказал: «Азовская – это наше все». И в этой шутке только доля шутки.

Геннадий ДОРОНИН,
журналист, писатель, краевед:
– Я люблю Татьяну!… Может, для кого-нибудь эти слова не более, чем вообще все слова, не очень точно передающие истинные движения души, а для меня они полны глубинного смысла и самой пронзительной нежности и всегдашней радости, что ты есть… Я ликую – ты сложила самое любимое мое стихотворение «а главное останется река», я среди редких радостей нынешних дней безошибочно нахожу твой голос, полный любви к бесконечному миру Буянной улицы, и мне кажется, что я родился вместе с тобой, и станичная кровь напитала твои чудесные строки. Поэзия Азовской – это голос старинного города, полного нераскрытых тайн, это чистая правда правды. Это мужественная и нежная лирика. Это открытое для любви сердце… Так сошлось, что поэзии у нас больше всего осенью, но там, где ты, Таня, – всегда стихи…Таня, помнишь известную строчку: «…мальчик, прочитавший мое стихотворение, взглянет на мир моими глазами?» Представь только, твое слово будет звучать всегда, до той поры, пока будет стоять на нашей реке наш лучший в мире город. Таня, обязательно живи долго. Пусть хранит тебя Господь!

Александр ЯЛФИМОВ,
писатель, фольклорист:
– Татьяна Николаевна Азовская занимает особое место в литературно-поэтическом пространстве нашего края. Член Союза журналистов СССР и Союза писателей России, Поэт, Гражданин. О поэзии и литературе она беседовала в Москве с Булатом Окуджавой, в Алма-Ате – с Олжасом Сулейменовым, «пытала» Льва Николаевича Гумилёва – откуда повелись казаки. Работая корреспондентом и редактором газеты, писала острые, жизненные журналистские статьи, приглашала в редакцию талантливых газетчиков, привлекала к сотрудничеству начинающих авторов, молодежь. Одухотворенная талантом, писала очень хорошие стихи.
Откуда у нее сила? Откуда энергия и доброжелательность к людям в наше время? Уральцы знают откуда. Она родилась и выросла в послевоенном Уральске, в былинном крае: в Куренях на улице Буянной. Ее далекий предок под стенами Азова за храбрость и отвагу получил как награду прозвище-фамилию Азовский. С мальства ее девчоночная Душа окружена благозвучием окружающего мира: улица Буянная, Стремянная, Чичерная. Вальков остров, Красный Яр, Татарская Слобода. Она видит дальше, глубже, объемнее, не так как обыватели, отсюда и замечательные стихи, настоящая поэзия.
Она пишет о родной земле, о родимом Яикушке, о страшной войне, об отце воине-фронтовике. Ее любовь к Великой русской литературе, к бессмертному творению А.С. Пушкина, выраженная в ее стихах, умиляет, радует.
Мы, уральцы, счастливы, у нас есть Она, Татьяна Николаевна Азовская – талантливый Поэт и Журналист, Подвижник! Уважаемая, любимая Татьяна Николаевна, с Юбилеем Вас! Лучшим подарком к этому дню – любовь уральцев, обожание поклонников. Здоровья. Душевного терпения. Счастья.

Альфия КУТИЩЕВА,
менеджер АО «Конденсат»:
– Известное выражение о том, как нужно писать, гласит: «Или как можно короче, или как можно приятнее». Писать о Вас, дорогая Татьяна Николаевна, коротко очень сложно, ведь мы знаем друг друга больше четверти века, нас многое связывает и объединяет, поэтому как можно приятнее напомню о главных вехах нашей дружбы.
Одним из главных связующих и объединяющих звеньев остается газета «Надежда». Вы были первой журналисткой, кого Ю.В. Баев в 1992 году позвал в нее. И Юрий Васильевич, и Вы, и все остальные, кто пришел тогда в «Надежду», испытывали огромную радость и свободу, большое желание трудиться, и большой кайф, создавая ее первые номера. Благодаря Вам появилась идея взять благословение у Б. Окуджавы – и эту идею мы все вместе воплотили в жизнь. Вы придумали знаменитую рубрику «Ситцевая сторона», которая сразу стала популярной. Замирая от восторга, я печатала тогда еще на пишущей машинке Ваш первый материал для нее: о любимой и родной Вашей стороне – Куренях, улице Буянной и ее необыкновенных жителях. Потом мною было много напечатано Ваших интересных очерков, интервью и статей. Для меня они стали образцом языка и стиля. Но главное, в них была вся Ваша суть – любить профессию, людей, родной край. А если уж Вы любите, то – глубоко, жертвенно и страстно. А помните, как мы любили нашу «Надежду»? Ведь мы ее не только создавали, но сами же ее продавали: и Вы, и я, и другие, потому что ее запрещали выпускать и продавать в Уральске. А сейчас нам очень приятно сказать, что до сих пор Вы остаетесь самым желанным и самым профессиональным внештатным корреспондентом «Надежды». Но сдружила нас любовь не только к журналистике, литературе, бардам, но и к Вашей поэзии, а еще – песням и стихам Ю.В. Баева.
Наступили другие интересные времена и для меня, и для Вас. Появился «Конденсат», я перешла уже в производственную команду В.К. Джунусова, чтобы строить наш завод, а Вы ушли работать в газету «Пульс». Потом мы завершили строительство завода, Вы – работу главного редактора «Пульса», и началось время нашей совместной творческой работы в «Конденсате». Самым лучшим, непревзойденным остается Ваш репортаж о корпоративном празднике в «Мечте». С большим теплом и ностальгией вспоминаем Ваш замечательный творческий вечер, состоявшийся в День Вашего рождения тоже в «Мечте» и собравший наших коллег. Некоторые специально приехали из Аксая, чтобы увидеть и послушать Вас.
Вместе мы создали две книги, под Вашей профессиональной редактурой. Вами были написаны замечательные предисловия к ним. Первая – «Книга Памяти» о подвигах наших подшефных ветеранах Великой Отечественной войны. Она ценна тем, что об их подвигах рассказали работники предприятий ГКК и тем, что в нее вошли Ваши знаменитые очерки об известных в городе людях и о своем отце – также фронтовиках. Вторая – «Воспоминания о жизни и службе» – мемуары генерала, организатора полигона связи Вооруженных сил СССР в Уральске, ветерана войны А.Д. Шевелёва. Это была непростая работа – из рукописных архивных записок человека, которого уже не было на земле, нужно было создать книгу. Вы смогли сделать это весьма интересно и солидно. Мы гордимся этими книгами, которые навечно вписаны в историю компании, а значит – и Вашим участием в ней. До сих пор увлекательно читается Ваше интервью, взятое у В.К. Джунусова накануне его юбилея. Достойны самых высших похвал очерки, которые написаны Вами о наших кандидатах в депутаты местных маслихатов – Ф.Н. Бахтиозине и Д.Е. Галиметденовой, они помогли им победить на выборах. В нашей творческой мастерской есть созданный календарь, в котором мы использовали Ваши неповторимые, изумительные стихи, любезно предоставленные Вами. Они – о временах года, нашей природе, дорогой реке Урал. Не могу не процитировать из него несколько строк: «Мне б только знать, отныне, на века, / приняв в родню всю даль страны огромной, / что – главное – останется река, / на берегу которой молвлю :/ – Дома!» Очень приятно было также получить Ваше поздравление нашему коллективу в связи с 25-летием создания компании. Одно его название «Этот праздник немножечко и мой» говорит о Вашем искреннем уважении к нам. Все, что вышло о нас из-под Вашего талантливого пера, имеет высшую пробу мастерства. Но главное – создано с большой душевностью, искренним интересом и большой симпатией к людям.
От имени В.К. и Н.А. Джунусовых, депутатов областного маслихата Ф.Н. Бахтиозина, Д.Е. Галиметденовой, всего нашего коллектива поздравляем Вас, дорогая Татьяна Николаевна, с юбилейной датой Вашего рождения! Мы благодарны и признательны, что Вы всегда проявляли внимание к судьбе нашей компании и ее людям. Спасибо за многолетнюю дружбу и хорошую совместную работу! Мы готовы продолжать ее и дальше. Думаем, что у нас с Вами еще будут интересные проекты. От всей души желаем Вам хорошего здоровья, бодрости духа, душевного настроя на долгие годы писать и удивлять нас своим талантом! Счастья, добра и благополучия Вам и Вашим близким! И пусть октябрь – Ваш месяц, будет к Вам всегда добрей! И все остальные – без исключения!

Ярослав КУЛИК,
фотокорреспондент:
– С Татьяной Николаевной мы хорошо знакомы вот уже 42 года. Когда у меня спрашивают, что объединяет меня с этим замечательным человеком, вспоминается наша первая командировка. Дело в том, что в 1976 году как корреспондент районной газеты я сотрудничал с областным изданием «Приуралье», где и публиковались очень интересные очерки о людях Татьяны Азовской. Ее материалы, не в обиду будет сказано другим журналистам, отличались особой глубиной и талантом. С этим вряд ли кто-то поспорит! А вот в 1979 году мы отправились в командировку для подготовки цикла материалов о первоцелинниках. Эта была первая наша совместная работа, которую потом Татьяна Николаевна вспоминала добрым словом неоднократно, отпуская остроумные шутки (что в ее духе) на мой счет.
Свой поэтический сборник «Письмо из осени», который вышел в 1980 году, для меня она специально подписала: «Ярославу в память о нашей общей командировке!» Смешно, конечно, но в том же году я познакомился со своей дорогой Ольгой Сергеевной, с которой вот уже 38 лет живу в счастливом браке, и после такой записи она меня немножечко даже приревновала… Но потом поняла, что  я  и Татьяна – не герои одного романа. Безусловно, для Татьяны Николаевны это был просто хороший повод пошутить, весело и ненавязчиво напомнив о совместных годах творческой работы. Еще одну книгу «Я расскажу Тебе…», которая вышла уже в 2004 году, Т. Азовская вновь подписала своим аккуратным и красивым почерком: «Дорогому Ярославу, замечательному художнику, чьим «пером» является фотоаппарат, человеку, с которым съеден не один пуд журналистской соли и – в память о первой командировке».
Татьяна Николаевна – очень грамотный человек, общаться с ней – одно удовольствие, поддержит любую тему, она – оптимистка, никогда не ноет и не грузит своими проблемами, очень веселая и компанейская дама. Мне вспоминается еще один интересный случай. Когда я работал в «Пульсе города», на 1 апреля мы решили разыграть читателя. Под авторством Михаил Никитина вышел материал о 101-летнем старце, проживающем в Куренях и вещающем о своей интересной жизни. Редакция даже подобрала фото седого и морщинистого мужчины, которое мы взяли из немецкого журнала. Представляете, как этой публикацией пульсовцы тогда расстроили надеждинцев, включая и работавшую в то время там Татьяну Азовскую, которые посчитали, что упустили, просто прошляпили очень интересного человека… Правда, через неделю пришлось признаться в розыгрыше. Вот было смеху! Интересное было время, наполненное такими же яркими неординарными личностями, как Татьяна Николаевна Азовская.

Галина САМОЙЛОВА,
журналист:
– О людях, которых любишь, которыми восхищаешься, которых глубоко уважаешь, писать всегда непросто. Потому что, с одной стороны, хочется поделиться со всеми, какого прекрасного человека бытие наполняет наш мир. С другой – боишься сглазить того, кто дорог, привлечь завистливые взгляды неосторожной похвалой.
К Слову всегда нужно относиться бережно, говорила мне Татьяна Николаевна Азовская, когда я 15-летней девчонкой пришла в редакцию газеты «Пульс города» со своими заметками, больше напоминавшие школьные сочинения. И это бережное отношение к Слову остается с ней на протяжении всей жизни. О Татьяне Николаевне невозможно говорить отдельно от ее стихов, где в каждой строчке – жизнь, тепло родного очага, дыхание земли, где «Урал объединил не берега, не части света, чтоб создать Евразию». Статная, осанистая, степенная и неторопливая, настоящая уральская казачка, воплотившая в себе мудрость бабушки Гугнихи, красоту Устиньи, деловитость и активность легендарной М.А. Жаворонковой. Любовь к творческому слову Татьяна Николаевна унаследовала с детства. Помню, как на вечере в честь своего 65-летия, в народном музее «Старый Уральскъ» Татьяна Николаевна рассказывала: «Каждый вечер у нас вслух читали книги. Папа выбирал произведение, мама садилась вязать, а мы с бабушкой внимали каждому слову. В семейном кругу я впервые узнала о книгах «Домби и сын» Ч. Диккенса, «Отверженные» В. Гюго, «Униженные и оскорбленные» Ф.М. Достоевского. Причем, когда читали Достоевского, я, бывало, убегала за печку, чтобы никто не видел, как я плачу – такие сильные были впечатления. Дома у нас был культ А.С. Пушкина, отец очень любил его творчество».
Татьяна Азовская не любит, когда ее называют поэтессой. Поэт. Примечательно, что так же себя называла и Марина Цветаева, чье творчество очень любит и сама Татьяна Николаевна. Даря мне свой поэтический сборник «Я расскажу Тебе», Т.Н. Азовская его подписала: «От Поэта – Поэту!», словно благословляя меня на служение поэтическому Слову. Кстати, выражение, что поэты – это любимцы муз и баловни судьбы, совсем не соответствует действительности. Это штамп, а штампы Татьяна Николаевна очень не любит. Помню, как в одном из разговоров она сказала мне, что творчество очень зависит от вдохновения, и, когда находишься на взлете, строчки словно сами вылетают из-под пера, а бывает, что ничего не получается, хоть сутками сиди над пустым листком. И поэзия – это вовсе не золотая императорская корона, которую некоторые любят нацепить на голову по самые уши, а терновый венец – неустанный труд души, боль и скорбь, вылившиеся в строчки, обнаженный нерв, обжигающая откровенность. И все это не может существовать без одного – настоящей, всеобъемлющей любви. В Евангелии сказано, что Слово – это Бог. И что Бог есть любовь. Что ж, стихи Татьяны Николаевны Азовской – тому подтверждение.
Наставник. Поэт. Патриот. Но прежде всего – друг. Друг не только для тех, кто знает ее лично, кто может прийти к ней за советом и помощью, но и для тех, с кем она беседует со страниц своих поэтических сборников. В строчках Татьяны Азовской находишь простые ответы на кажущиеся сложными вопросы жизни. «Вот и дождался моих посвящений», «А главное – останется река», «Спи, мой Урал, до будущей весны», «Осененная осенью, я вошла в этот мир», «Всеволоду («Владетель души моей, боли, тревоги и счастья…»), «Убегаю с собственной свадьбы», «Моя земля», «В лихое лето солнцем бешеным», «Не бросай меня, Дело» – в этих стихах целая жизнь, выстраданная, настоящая, прекрасная в своей искренности. Действительно, вывод счастья очень прост. Просто нужно жить в ладу с людьми и с самим собой, слушать свое сердце и оставаться верным совести и долгу.
В журнале «Аманат»№ 1 (2014), посвященном писателям Ак-Жайыка, Таджикистана и Латинской Америки, опубликованы стихи Татьяны Азовской. В них есть такие строки:
И вот – уже молчать нельзя,
Как будто в кровь вошла иголка.
Мои прекрасные hot lesbian porn друзья,
Я вас прошу: – Живите долго!
Живите долго, дорогая моя, светлая Татьяна Николаевна! И пусть октябрь, Ваш месяц, всегда будет добрым к Вам!

Тамара ШАБАРЕНИНА,
ветеран журналистики, поэтесса:
– По библейскому писанию: сначала было Слово. «Но прежде слова, было детство» – возразит поэт. По одной строке ясно: поэт настоящий! Татьяна Азовская – автор четырёх поэтических сборников. Все четыре — о любви: к родным-любимым, к жизни самой.
«А что ещё? Любовь к земле?
Не вымолвлю. – Тяжёлый жребий.
Но для того, чтоб видеть небо,
Она необходима мне»
Пред именем уралчанки распахнуты газеты-журналы с той ещё, Необъятной. Два писательских союза — России, Казахстана приняли в свои ряды.
– «Живу на пограничной полосе» -пояснит. И сама же удивится:
«Каким крылом меня касалась Русь?
Какой свободой Азия касалась?»
И столько там, внутри, всполохов, удивлений, рифм к улочке детства Буянной, что выплеск вместе с Буянной: на город, на безграничное, которое «уже простор — читается ещё просторней — воля!»
Энергетика слова Азовской, особо, в стихах о Родине, прям — «Из-за острова на стрежень». Так, ведь, казаченька! К Уралу как к божеству. А то, как к младенцу:
«Спи мой Урал до будущей весны».
Поэты — собственники: «мой город, моя звезда». Не все убедительны. Татьяна — вполне: её река:
«Здесь мать моя глядела на разлив.
Чтобы, когда покинут гнёзда птицы,
Глаза последней дочери могли
Уральною волною отразиться»
Отразились: и волной, и строкой – не надо ДНК. Урал ещё никто не воспел как Таня. И что бы в этом мире не происходило, всё ещё произойдёт и…
«И, поколенья обнаружат связь
Надёжную по языку и вере,
И русской песней, что судьбой сбылась
Как половодьем захлебнётся берег»
…Есть у поэта строки, как со злата донышка!
Перелистываю «Избранное». За корочками время, где избираться ещё нечему: молодое… С голубоглазой студенткой, комсомолкой познакомил литературный бомонд. Сошлись в лёгких дружбах. Приглашена, иду… «Течёт Урал из дальней старины»… Буянная – туда же. Дома как струги: надёжны. Конечно, если их подмазывать: дворик крытый небом, таз с глиной, Таня – ручками, ручками – уже и небо в белых разводах! Строгая, прямая, Танина мама с оглядом: так ли?
-Всё так: дочка прозу домашнего труда ухнет в стихи: «…лишь, почему-то сдобью пахнет глина и горизонт в отливах янтаря…»
…От нынешней стряпни на разбавленном зерне, того, хлебного, не исходит. Моему ль поколению, вылепленному из послевоенных глин не знать, не чуять? То был дух, от которого жизненные пространства называют Отечеством. Азовская о нём:
«А мама долго смотрит на закат,
Что с небосвода по стволам стекает.
И как услышав мой тревожный взгляд
Вдруг обернётся: благодать какая!»
Благодать от самой Елизаветы Ананьевны. Сколько лиц растаяло в полувековой дымке. А её, умеющее «слышать взгляд» за каждой строкой… Отчего?
«Она варенье достаёт
И в этом акт священодейства»
Может быть оттого, что стихи о Доме выведены не пером, а кистью: воскрешают всё и вся со всеми оттенками. И даже ароматом:
«Разлит по чашкам крепкий чай – Беседы сладостной уловка».

Застолье. Чай втроём
-Томка, говорит Таня: – давай свой «сентябрь». Читаю. Слушают окна светёлки, которую возвышает обязательный атрибут здешних домов, подклети. Внимают полки книг и стопариком — исток моих воздыханий — Ахмадулина, Евтушенко, Вознесенский. Верно, из под полы где…
Многотысячных тиражей читающей стране не хватает. Поэтам-шестидесятникам внимают площади. Провинция ловит радиоволны. На Уральной волне — литературной среды. Мы ещё застали, имена, что сегодня книжками на ближних стеллажах. Для Тани значимыми были Ирхин, Бузунов. Бузунов — просто Валька. Вальку — наизусть. «Онегина» — тоже. Потому что самый ближний для неё, всё-таки, Пушкин:
«Лишь он один, той красотой cartoon porn красив,
Которую земле дарует чудо
И отступить пред нею также трудно,
Как воздержать её не хватит сил»
Не знаю, уж в каких мозговых её лабораториях вскипало готовилось, а только Таня- владелица классического письма. hd lesbian porn Блок, Пастернак – учителя. А откуда растём?
День рождения Азовской пришёлся на цветаевский. Тайна мироздания — тайной. Но шестое чувство… Всё, что можно собрать поэту о поэте — соберётся, осмыслится: «Выбирала не лёгкий путь.
Словно, не было выше долга –
Хоть посмертно душе вернуть
Лебединый простор над Волгой»
В Татьяниных гостях многое узнаётся: Таня – эрудит. А я из Простоквашино. Даден на знакомство новенький Вознесенский. На недельку. Вернулся через месяц. Калечным, изведавшим помойку (мой спутник жизни терпеть не мог стихотворцев) … Мелькнувший инцидент закрылся «Маринкиным яром». Я же тут над Таниным «Избранным»… «Маринкин яр» великолепен. Но в последних строчках автору можно оглядеть дол…
«Я тут своя. Никто не строг ко мне
И коромысло мне спины не горбит»
Мне тоже. Как-то помогла подруге в её водоносном труде. Поднималась «по выбитым крутым ступенькам»… Дабы не выплеснулся Урал – на бадейки – лопух: ждали полива грядки. Одна-две ходки. А если пять? Но идёт с коромыслом женщина. Величаво несёт свою земную ношу. А откуда растут стихи — знают только поэты.
Мой край, где так легко дышать,
Исполнен прочности и смысла.
Здесь бабы носят porn cartoon коромысло
С водой и выверяют шаг.
…Да не остановится строка твоя, дорогая, юбилейная Таня. Обращаю твоё же – к тебе:
…Всё пройдёт. Но неизменен
Чаепитий ритуал.
И нельзя судьбу лишить
Раз вручённого наследства:
Мамы, родины и детства, –
Состояния души.

 

Женщина, которая Поэт

Татьяна Николаевна Азовская называет величайших писателей и поэтов не по фамилиям, а по имени-отчеству, они ей ближе. Она ненавидит хамство и потребительство, умеет прощать и старается любить всех людей. За исключением тех, кто приносил несчастья ее родине. Мы задали Татьяне Николаевне вопросы из знаменитой анкеты Марселя Пруста.

– Ваши главные качества?
– Я не знаю, что такое зависть и что такое скука.

– Качества, которые вы больше всего цените в мужчинах и в женщинах?
– Мужчина должен быть ответственным. Да и для женщины это тоже важное качество. Это верность данному слову и выбранному делу. Чтоб перед своей совестью и за свою фамилию никогда не было стыдно.

– Что вы больше всего цените в своих hot lesbian porn друзьях?
– Друг должен быть единомышленником. Мы можем спорить, не соглашаться друг с другом в деталях, в частностях, но мировоззренчески, идеологически наши взгляды должны совпадать. Ну и, пожалуй, бескорыстие. В моей жизни, к счастью, такие друзья были. В любое время можно было позвонить или приехать к ним, и всегда найти понимание и поддержку. Они меня, непонятно за что любили и при этом закрывали глаза на все мои недостатки. Когда делаешь ради человека все и еще чуть-чуть, мне кажется, для дружбы это важно.

– Ваш главный недостаток?
– Наверное, это лень. И еще одно, правда, не знаю, недостаток это или, наоборот, достоинство – мне совершенно безразличен быт. Никогда не стремилась к накопительству или какому-то бытовому комфорту. Мы вшестером жили в 14-метровой комнатушке, и когда мне купили свою собственную (!)раскладушку, чтобы ее поставить, приходилось задвигать в угол стол. Но при этом все мы были счастливы. Мой отец говорил, что главное – чтоб в комфорте и порядке была душа. Но, возможно, кто-то со мной не согласится…

– Ваше любимое занятие?
– Странный вопрос! Конечно, читать и писать!

– Если не журналистом, то кем бы вы хотели быть?
– Если бы я не стала журналистом, я бы хотела заниматься философией. К сожалению, я слишком позно открыла для себя русскую философскую школу – труды Василия Розанова, Ивана Ильина, Павла Флоренского. Это nude celebrities настолько интересно и настолько моё! Если бы я знала это раньше, жизнь пошла бы по-другому.

– Где вам хотелось бы celebrity porn videos жить?
– Только в Уральске. Ни в одном городе мира мне не бывает так хорошо, как здесь. Да, я могу пару лет пожить в одном, побыть в другом месте. Но я должна всегда знать, что я могу вернуться в Уральск. hot lesbian porn Это моя родина, здесь мои корни. 70 лет эту корневую систему пытались вырубить, и все равно это никому не удалось. И, между прочим, не зря здесь побывало столько именитых людей. Писатели, поэты – их как будто тянуло сюда. Это удивительное место.

– Боитесь ли вы чего то?
– Я боюсь войны и толпы. Война превращает человека в пылинку, от которой ничего не зависит. Это очень страшно. Что касается толпы, то в ней человек теряет свое лицо, он перестает быть уникальной единицей, он превращается в часть толпы. И это мне тоже кажется страшным.

– Чего вы не сможете простить никогда?
– Мне кажется, на свете нет чего-то, что я не смогла бы простить. Возможно, в молодости я бы ответила на этот вопрос иначе. Но когда тебе 70 лет, на многие вещи смотришь уже с высоты жизненного опыта. Думать нужно о другом, а не о каких-то обидах

– Ваши любимые писатели и поэты?
– Любимый писатель, конечно Достоевский. Еще очень люблю Паустовского, Набокова, но самый-самый, это, конечно Федор Михайлович. У нас дома часто устраивались семейные чтения. И одна из первых книг, которую я запомнила по-настоящему, были «Униженные и оскорбленные». При этом меня волновала не столько судьба главных героев, сколько судьба девочки Нелли. Когда родители читали страницы о страданиях этой Нелли, я уходила за печку и плакала. Потом были другие книги Федора Михайловича, и нет ни одной, которая не перевернула бы мою душу, не потрясла бы. Поэты – пожалуй, весь серебряный век, и, безусловно, Пушкин и самая горемычная русская поэтесса Марина Цветаева. Ну, здесь у меня еще и личные, конечно, ассоциации, у нас с ней день рождения в один день, и это для меня тоже очень важно. В общем, как говорится, от судьбы не уйдешь.

– Ваши любимые литературные герои и героини?
– Это те, которым сострадаешь. Лев Николаевич Мышкин, Татьяна Ларина. Наверное, в каждом произведении есть герой или героиня, которых можно назвать любимыми.

– Ваши герои в реальной жизни?
– Мой отец. Он был великим человеком, просто великим. Николай Александрович Азовский. Я пишу книгу, в ней я расскажу о том, какой он был.

– Ваши любимые художники и композиторы?
– Из художников я очень люблю Нестерова, Поленова, Виктора Васнецова. Композиторы – первая любовь, это, конечно, Глинка. Для него не надо какого-то специального образования, он очень легко воспринимается. Люблю Чайковского, Рахманинова, Шуберта, Шопена, Вивальди, Бетховена. Из современных композиторов – это Свиридов, Гаврилин, Пахмутова, Рыбников. Про популярную музыку сказать ничего не могу.

– Кого вы более всего не любите из исторических личностей?
– Ну конечно, это Гитлер. А вообще все, кто приносил несчастья моей Родине.

– Что вы более всего ненавидите?
– Хамство и стяжательство. Не знаю, переживем ли мы это, перешагнем ли это… Когда деньги ставятся во главу всего, когда все измеряется деньгами – не приемлю.

– Ваше представление о счастье и несчастье
– В Павлодаре живёт замечательный поэт – Ольга Григорьева. У неё есть прекрасная формула счастья: «Дети – здоровы, родители – живы».

– Способность, которой вам хотелось бы обладать?
– Я всю жизнь мечтала научиться играть на пианино. Так мне это не удалось. Но до сих пор вид открытого рояля повергает в трепет.

– Военное событие, которое вас более всего восхищает?
– 9 мая 1945 года.

– Если бы hentai porn вы могли пообщаться с кем-либо из ранее живших людей, кто бы это мог быть?
– Да, наверное, никто. Люди, которые мне были бы интересны, так велики, что у них вряд ли было бы на меня время. Допустим, хочу я пообщаться с Пушкиным. А он этого хочет?))))

– Каков ваш жизненный девиз?
– Я хочу – я могу! Жизнь столько раз подтверждала правильность этих слов. Если что-то не удаётся, значит, не очень хотела.

– Представ перед Богом, что вы ему скажете?
– Об этом узнает только Он. Конечно, у меня есть, что Ему сказать. Но это будет только наш разговор.

Вопросы задавала essay writing service Злата УДОВИЧЕНКО

Самые добрые и искренние пожелания принимала в день своего 70-летия поэт, Почетный журналист Казахстана Т.Н. Азовская от представителей Группы компаний «Конденсат». Имениннице вручили не только цветы и торт, но и современный гаджет – планшет, с которым теперь ей удобнее будет заниматься своим любимым делом – чтением книг и сочинением стихов и статей. А еще по поручению Союза журналистов Казахстана главный редактор газеты «Надежда» Булат Мауленберлиев вручил ей Почетную грамоту за весомый вклад в развитие отечественной журналистики и многолетнюю плодотворную работу.