Главная новость

А ты такой соленый…

Уникальное западноказахстанское соленое озеро Шалкар мелеет с каждым годом, что ведет к увеличению концентрации соли в воде. Из-за этого начинает гибнуть озерная флора и фауна. Специалисты ищут пути решения проблемы.

Причин происходящего несколько. Первая – техногенная. По словам местных жителей, озеро начало активно мелеть после того, как в 2008 году там случилось землетрясение. И, хотя официальной причиной была названа природная, большинство независимых экспертов склонялось все-таки к тому, что подземные толчки стали следствием неправильной добычи газоконденсата на Карачаганакском месторождении. Как бы то ни было, сразу после землетрясения вода в Шалкаре ушла на несколько метров от берега и с тех пор уходит все дальше и дальше.

– После того, как случилось землетрясение, мы пришли на берег и увидели, что, вода, наверное , метров на 10  ушла, – рассказывает местный житель Куаныш Амирханов. – В тот же год вода начала цвести, какая-то грязь стала появляться непонятная. И с тех пор nude celebrities каждый год вода все дальше и дальше уходит. Я помню, когда был маленьким, взрослые ставили сети.  С 50-метровой сетки рыбы набирался мешок, и не один. А сейчас, знаю, рассказывают, хоть 100 метров ставь, рыбы все равно нет.

В Управлении  природных ресурсов о проблеме знают и так же, как и местные жители, сильно обеспокоены дальнейшей судьбой озера.

– Раньше в Шалкаре было около 2 миллиардов кубометров воды, – говорит заместитель начальника управления Махамбет Ихсангали. –  А в последние годы по данным специалистов уральского филиала «Казводхоза» осталось только полтора миллиарда. 500 миллионов исчезли. Куда? Никто не знает. Из-за уменьшения количества воды она становится все более соленой. И это губит и рыбу и растения.

По словам Махамбета Ихсангали, озеро всегда питалось двумя реками – Шолак Анкаты и Есен Анкаты, а в советские времена Шалкар наводняли еще и два рукотворных канала. Один из них был прорыт от реки Урал, а второй – от Барбастау. Эти реки и водоканалы давали озеру необходимое количество воды. В разные годы, в зависимости от полноводности, от 20 до 50 миллионов кубометров воды. Однако сейчас ситуация очень сильно изменилась: каналы перестали работать около тридцати лет назад. А реки самовольно зарегулировало местное население.

– По берегам этих рек расположены населенные пункты, крестьянские хозяйства. Если бы вы видели, сколько дамб и плотин понастроили местные на реках! – говорит Махамбет Ихсангали. – young gay porn Они отводят воду для собственных нужд: для полива, для того, чтобы поить скот. С одной стороны, к ним наверное, нужно принимать какие-то меры – ведь это самоуправство губит реки и озеро. Но с другой стороны – им надо как-то выживать. С водоснабжением там проблемы, а скот поить нужно. В общем, ситуация двойственная. Но по факту, в результате всех этих действий Шалкар недополучает миллионы тонн воды.

По словам чиновника, выход из ситуации есть, однако он требует серьезных денежных вливаний. Дело в том, что сейчас по инициативе областного акимата ведется проектирование канала, который поведет воду из Урала до Азнабай-Тайпака. Азнабай-Тайпакский канал был создан в советские времена, но с середины 90-х прошлого века по ряду причин он перестал работать. Сейчас его решено реконструировать. Вообще-то этот канал предназначен для нужд сельского хозяйства. По словам специалистов, он позволит обводнить порядка 430 тысяч гектаров земель. Это будет прекрасная возможность для дальнейшего развития животноводства и растениеводства, увеличения поголовья скота и роста celebrity nude сельхозформирований. А еще этот же канал, при умелом подходе к вопросу, может помочь в ситуации с наводнением озера Шалкар.

– Канал проходит мимо озера Шалкар, – объясняет свое видение ситуации Махамбет Ихсангали. – Если от канала прорыть ответвление, то воду можно будет запустить и в Шалкар. От канала до Шалкара всего то около 15 километров. Вызывает вопросы мощность канала – есть опасения, что воды не будет хватать, но я уверен, все можно решить при помощи хороших насосов. Конечно, gay sex они будут стоить, наверное, серьезных денег, но зато можно будет спасти наше уникальное озеро. Во-первых оно перестанет мелеть, а во-вторых, оно станет менее соленым. И это благоприятно отразится на ихтиофауне и флоре. Ведь сейчас ни для кого не секрет, что рыбы в Шалкаре стало катастрофически мало.

Сокращение рыбьего поголовья – еще одна проблема. Кроме природного фактора в виде увеличения Latina Porn концентрации соли в воде, вопрос и в человеческом факторе. Дело в том, что на протяжении нескольких лет озеро было закреплено за двумя предпринимателями. Им было разрешено ловить рыбу, но в обмен на это они были обязаны зарыблять водоем. Как рассказали независимые экологи, лов рыбы эти предприниматели производили регулярно. При этом сложно сказать, вылавливали ли они только свою квоту, или забирали рыбы больше, чем положено. А вот процесс зарыбления проконтролировать никому не удалось. Сколько мальков бизнесмены выпустили в Шалкар и выпускали ли они их вообще – покрыто завесой тайны. В результате поголовье рыбьего стада сократилось в разы.

– Мы сумели расторгнуть договор с предпринимателем, который держал в аренде южную часть озера, но это не решило проблемы, – говорит Махамбет Ихсангали. – Ведь зарыблять одну часть озера невозможно. Рыбу на поводок не посадишь. Мы будем выпускать мальков у одного берега, а они будут уходить к другому и там рыбу будут вылавливать артели второго предпринимателя. Но мы провели переговоры со вторым предпринимателем и он возвратил нам северную часть озера. Теперь водоем можно поставить в резерв. Это означает, что озеро перейдет под наше руководство. Соответственно, на него можно будет выделять государственные средства и мы можем восстановить шалкарские рыбные запасы. В наших планах полностью запретить промышленный лов на озере. Можно будет ловить только на удочку и не больше 5-10 килограммов. Что называется «для себя». Ни о каких мешках рыбы, ни о каких тоннах речи не будет. Озеро нужно восстанавливать.

Сейчас независимые экологи настаивают на проведении ряда экспертиз, которые смогли бы показать, в каком состоянии рыба в Шалкаре и сколько ее. Однако уже сейчас известно, что по самым скромным подсчетам в озеро требуется выпустить не менее 2 миллионов мальков.

– Приживаемость buy generic kamagra online мальков – 30 процентов, – говорит заместитель начальника управления природных ресурсов. Поэтому для нормального зарыбления нужны такие большие количества молодых особей. Мы планируем запускать в озеро малька карпа, сазана, щуки, леща, толстолобика и белого амура.

Часть этих рыб – хищники, а часть – нет. Нехищные породы рыб вырастают за год до трех килограммов. Чем крупнее особь, тем больше корма ей необходимо. И таким образом можно решить еще одну шалкарскую проблему. Дело в том, что из-за сокращения поголовья рыбы, озеро сильно заросло водорослями. В нормальном количестве планктон необходим: он служит пищей для нехищных рыб. Но когда рыбы становится hot lesbian porn мало, водоросли разрастаются на огромные расстояния. Они поглощают кислород, создают замороопасные ситуации, словом в большом количестве планктона нет ничего хорошего. Так вот белый амур и карп, например, вполне могут решить проблему зарастания озера в достаточно короткие сроки.

– На зарыбление Шалкара требуется cartoon porn pics сумма в 60 миллионов тенге, – делится подсчетами Махамбет Ихсангали. Это стоимость двух миллионов мальков. Но, в принципе, даже если мы не получим этих денег, но просто прекратим вылов рыбы, ее поголовье все-таки будет восстанавливаться. Пусть не так быстро, как с зарыблением, но лет через пять-семь, мы надеемся, Шалкар снова станет гордостью Западно-Казахстанской области.

Светлана СОКОЛОВА