№ 2 от 10.01.2018 Общество

«Особенности» уральской медицины

В канун Нового года в «Н» обратился наш коллега, известный уральский журналист Вячеслав Куликов (на фото). Его здоровье в последнее время изрядно пошатнулось из-за болезни (гипертонус мышц спины – прим. ред.) однако должной медицинской помощи он не дождался. Вячеслав Маркович, прекрасно владея словом, мог бы и сам написать про свои взаимоотношения с местными эскулапами, но они по состоянию здоровья запретили ему работать на компьютере.

Корреспонденты «Н» пришли к ветерану уральской журналистики домой и услышали весьма нелестные для местной медицины отзывы.

– За то время, что я болею, чего только не насмотрелся, – начал свой рассказ Вячеслав Марков porn cartoon ич. – В частности, увидел, что сейчас с амбулаторными картами пациентов в поликлиниках творится полный бардак: они часто теряются, «блуждают» между врачами и так далее. На мой взгляд, перевод амбулаторных карт с бумажного варианта в электронный формат кардинально проблему не решит, а вообще, это нововведение – не что иное, как неуклюжая попытка скрыть непрофессионализм менеджеров сферы здравоохранения. Поясню на примере 3-й поликлиники, к которой я приписан. Дело в том, что еще летом я приглашал терапевта на дом, так как у меня отекли ноги и я не мог ходить по улице. Врач пришла, что-то выписала, сказала, что скоро еще раз придет и надолго пропала. Взамен позже пришла новый участковый терапевт. В конце концов информация обо мне дошла до невропатолога, который мне и был нужен. Здесь хотелось бы сделать отступление и обратить внимание на то, что перед приемом у узкого специалиста необходимо пройти промежуточное звено в виде участкового терапевта. Это создает неудобства и отнимает массу времени. Так вот, невропатолог меня навестила и предложила назначить домашний стационар, то есть ко мне должна была периодически приходить медсестра и делать уколы. Я возражать не стал. Но и тут не обошлось без проблем. Дело в том, что для обслуживания меня на дому участковый терапевт должна была зайти к невропатологу и найти там мою медицинскую карту. Пока мы этого ждали,  моя супруга не выдержала и сама пошла в поликлинику за картой к невропатологу, там ее кое-как нашли, дали жене в руки и сказали нести участковому терапевту. Поскольку терапевт работала до обеда, а супруга пришла во второй половине дня, пришлось карточку опять оставить у невропатолога, которая пообещала передать ее терапевту. Невропатолог выписала лекарства, которыми я должен был лечиться, но эти записи в карточке до участкового терапевта, видимо, не дошли. В общем, обещанная медсестра так и не пришла. Жена еле дозвонилась до терапевта, а та спрашивает: «А вы купили лекарства, которые невропатолог выписал?» Но они-то ведь в карточке, которая у невропатолога. Вот такое отношение к больным.

Также Вячеслав Маркович считает, что нынешняя система записи в медицинские учреждения подталкивает людей искать помощи в платных клиниках.

– Дело в том, что сейчас, к примеру, чтобы записаться на лечение в стационаре, нужно встать в очередь на портале медицинских услуг. Но тут возникает одна закавыка. Если лечение бесплатное, то нужно перед стационаром сдать кучу анализов. Тут здоровому человеку тяжело бегать по врачебным кабинетам, а что прикажете делать неходячим? Зато если ложишься в платную больницу, никаких анализов не нужно, примут сразу и без лишних вопросов. То есть складывается ощущение, что население вынуждают пользоваться услугами платных клиник, – замечает наш собеседник.

Еще один проблемный вопрос, который поднял Вячеслав Куликов, касался городской станции скорой медицинской помощи. Правда, претензии журналист высказал не к оперативности врачей, а к скудости списка медикаментов, которые имеются у них в наличии.

– За последние полгода мне вызывали скорую помощь раз пять. Хотелось бы отметить, что у них дежурный набор медикаментов: спазмолитические, болеутоляющие и успокоительные, а больше ничего нет. Ситуация напоминает произведение «Незнайка на Луне», где доктор Пилюлькин выписывал только касторку. Недавно меня скрутило, приехал врач со «скорой», мы заранее ему рассказали все симптомы болезни, в том числе про судороги верхних и нижних конечностей. Однако когда приехал врач, он сразу попытался измерить мне давление. Я стою практически на последнем издыхании, меня вот-вот опрокинет, и я ударюсь затылком обо что-нибудь, а врач собирается мне измерять давление. На кой мне это надо, спрашивается? Тогда он вкалывает мне «Кетотоп» и опять собирается мерять давление. В итоге мы разругались, он, видимо, чтобы я успокоился, «добил» меня «Димедролом», что-то чиркнул на бумажке и уехал.

В итоге выводы у Вячеслава Марковича о работе уральских медиков скорой помощи сложились далеко не радужными.

– Я, конечно, не знаю, как народ оценивает работу нового начальника облздрава, он недавно пришел, но надо что-то делать со «скорой». Я понимаю, что медики тоже следуют каким-то своим приказам и инструкциям и выше головы прыгнуть не могут, но тем не менее… У нас в доме еще есть больные, и к ним тоже приезжает «скорая» с одним и тем же набором лекарств, которые мало кому помогают. Кроме того, я еще слышал лично от одного из терапевтов, что им запрещают выписывать определенные виды лекарств, потому что их нет в наличии. В общем, боюсь, когда-нибудь во время очередного приступа гипертонуса меня опрокинет, жена не удержит, и я, ударившись головой при падении, отойду в мир иной, – с грустной улыбкой подытожил Вячеслав Маркович.

За комментариями «Н» обратилась с официальным журналистским запросом в областное управление здравоохранения. У руководства облздрава мы поинтересовались, в частности, следующим:

– Почему перед porn cartoon приемом у узкого специалиста сначала нужно записываться к терапевту? С какой целью это сделано?

– На какой стадии ведется работа в поликлиниках Уральска по переводу амбулаторных карт пациентов с бумажного варианта в электронный формат? Что должно измениться с внедрением электронных медицинских карт, как они будут функционировать и когда это произойдет?

– Чем регламентируется и регулируется список медикаментов, который должен быть в наличии у врачей скорой помощи? Что в настоящее время туда входит и для чего эти препараты предназначены?

Дмитрий ТЕРЕЩЕНКО,

фото gay porn Георгия СЕМЕНОВА

 

Галым ЖАЙЫКОВ, независимый teen celebrity porn эксперт:

– Нашу медицину не критикует разве что ленивый. И проблем здесь действительно хватает. Одна из основных – катастрофическая нехватка кадров, особенно узких специалистов: кардиологов, урологов, гинекологов. В свою очередь, кадровый дефицит имеет место из-за низкой зарплаты и высокой нагрузки. То, что врачам нужно повышать зарплату, говорят все, но воз, как говорится, и ныне там.

Что касается компьютеризации и введения электронных амбулаторных карт, то это, конечно, дело хорошее, short term loan однако здесь следует все продумать до мелочей. Где гарантия, что не будет отключений электричества, или не зависнет вся система, или не произойдет какой-либо сбой и вся информация потеряется? В конце концов, кто гарантирует, что данные пациентов не попадут в другие руки в результате взлома? Нужно полностью обеспечить техническую сторону вопроса, создать надежную материально-техническую базу, а уже затем внедрять разные компьютерные инновации.

Однако не стоит винить во всем врачей. Они тоже заложники системы и страдают от мног lesbian porno их проблем: от непродуманности проведения госзакупок при закупе, к примеру, лекарств, до бесконечной писанины, которую от них требует руководство. Что касается скорой помощи, то их зачастую вызывают необоснованно, грубят им, машины на дорогах не пропускают другие участники дорожного движения, что сказывается на оперативности прибытия на вызов и так далее. К тому же любая жалоба на медиков скорой помощи грозит им солидными штрафами, пусть даже жалоба будет весьма сомнительной степени правды. Так что это палка о двух концах.

Добавить комментарий

Войти с hot lesbian porn помощью: 

Ваш e-mail lesbian sex porn не будет опубликован.