№ 51 от 21.12.2016 Общество

Лучше поздно…

В уходящем году на форуме межрегионального и приграничного сотрудничества в Астане произошло событие воистину эпохальное: 5 октября между Казахстаном и Россией подписано Соглашение по сохранению экосистемы трансграничной реки Урал. Планов громадье

Сотрудничество в рамках Соглашения, которое заключено на пять лет, предполагает: подготовку совместных действий и планов мероприятий по улучшению экосистемы бассейна Урала; содействие в применении для этого новых технологий, сотрудничество научно-исследовательских организаций и общественных объединений, проведение мероприятий по снижению загрязнения вод реки, увеличению лесистости ее берегов.
Соглашение также предусматривает подготовку предложений по сохранению животного мира бассейна Урала, включая копытных животных, водоплавающих птиц и рыб, предложений по борьбе с болезнями леса, его незаконными вырубками, вредителями и пожарами в пойме, по адаптации экосистемы реки к изменению климата. Кроме того, принятый документ также нацеливает на обмен между сторонами информацией о состоянии экосистемы и принятию совместных мер по ликвидации и сокращению трансграничного влияния ЧС на экосистему Урала, информирование общественности о мерах по его спасению.
Органами, обеспечивающими исполнение Соглашения, определены министерство энергетики Республики Казахстан и министерство природных ресурсов Российской Федерации.
Соглашение – первый с момента развала СССР документ по Уралу, который предусматривает проведение масштабной, комплексной и конкретной работы по спасению уникальной реки планеты. Возникает, однако, немало вопросов: почему так долго – почти четверть века – между Казахстаном и Россией не было такого Соглашения? Почему семь придунайских государств давно и успешно решают вопрос использования вод Дуная, работают межгосударственные договоры по Нилу, а две бывшие союзные республики, ныне суверенные государства, почти четверть века не вели совместной скоординированной работы по Уралу, в том числе экологической?

 

Голос народа
Экс-депутат Мажилиса Парламента РК Елена Тарасенко, много лет занимающаяся проблемой Урала, неоднократно отмечала, что после развала в 1991 году Советского Союза в бассейне Урала нарушилось системное водопользование. Река умирала, что подвигло участников начавшейся в 2007 году историко-культурной экспедиции по Уралу («По следам Правдухина» – ред.), придать ей экологическую направленность, привлечь к борьбе за спасение Урала общественность.
– Именно благодаря поддержке общественности, народного движения, в которое переросла экспедиция, стало возможным доносить до глав регионов, правительства объективную информацию о тревожной ситуации на Урале, – считает Елена Тарасенко. – Для ее исправления необходимо было участие и второй стороны – России. Положение изменилось с 2002 года, когда экспедиция стала международной. Мы не только сплавлялись по Уралу, но также проводили митинги, конференции, «круглые столы», привлекали ученых, экспертов двух стран к работе по спасению Урала. Подписание Соглашения без работы экспедиции стало бы невозможным.
Сейчас идет формирование межгосударственной комиссии – рабочего органа, который в какой-то степени является аналогом действовавшего во времена СССР межреспубликанского комитета по охране, рациональному использованию и воспроизводству водных ресурсов реки Урал. От тогдашней Уральской области в состав комитета входил испытатель завода им. К. Ворошилова (ныне завод «Зенит»), депутат областного совета Борис Мясников.
Борис Александрович подчеркивает, что комитет действовал эффективно: им были взяты под контроль различные вопросы улучшения природопользования в бассейне реки, было остановлено ранее запланированное строительство водохранилищ.
Сможет ли комиссия действовать столь же результативно – это, как говорится, вопрос! Интересно, что российская сторона много лет считала ненужным заключение с Казахстаном Соглашения по Уралу, объясняя это тем, что достаточно совместных документов по трансграничным рекам. Пришлось, как отметила Елена Тарасенко, настойчиво и терпеливо объяснять нашим соседям, что Соглашение по Уралу все-таки нужно, так как оно будет затрагивать конкретные вопросы спасения реки.

Олимпийское спокойствие
Этот документ, учитывая сложную экологическую обстановку на Урале и в его бассейне, должен охватить весь комплекс вопросов, требующих решения. К сожалению, удалось это не в полной мере. В Соглашении, например, не отражен отдельным пунктом один из важнейших вопросов: скоординированная, согласованная с рыбоохранными органами, расчистка русла Урала, его притоков, стариц и затонов.
Дело в том, что гонения на судоходство привели к резкому сокращению количества высокопроизводительных земснарядов и землечерпалок, в результате чего некогда мощный отдел пути Уральского речного пароходства перестал действовать, река не расчищалась почти 20 лет. Русло Урала стало заиливаться, зарастать камышом, тальником, превратилась в начале 90-х годов в дровяной склад. При гниении топляки выделяют углекислый газ, в реке стало меньше кислорода, в ней ухудшились условия обитания рыб…
После создания в 1996 году Республиканского государственного казенного Уральского предприятия водных путей забрезжил свет в конце тоннеля: на Урале возобновились дноуглубительные и дноочистительные работы. Придать бы им большую экологическую направленность, начать расчищать старицы, затоны, притоки, но высокие инстанции молчали… Зато они провели реорганизацию путейских речных предприятий.
– Наконец-то подписано Соглашение, которое мы очень ждали, – говорит руководитель Уральского филиала Атырауского предприятия водных путей Мурат Муканов. – Надо думать, скоро будет разработан план мероприятий по совместному спасению Урала. Мы располагаем для участия в них квалифицированными кадрами и флотом, который обновляется. Готовы сразу же начать работу, как только поступят указания сверху.
Беда, однако, в том, что таких указаний не поступало. Мы позвонили в управление природных ресурсов и природопользования ЗКО, «Казводхоз», Урало-Каспийскую бассейновую инспекцию – та же картина.
Не надо все грехи сваливать на россиян и не обязательно было ждать подписания с ними совместных документов по Уралу. Многое можно было сделать, как говорится, на местном уровне. Примеры? Пожалуйста!
В сентябре 1994 года автору этих строк позвонил заместитель руководителя областного комитета экологии и биоресурсов Константин Слуцкий и сказал буквально следующее: «По вашим публикациям по Уралу в комитете состоится специальное заседание с участием ихтиологов, речников, работников госорганов. Приглашаем выступить и обосновать свою точку зрения на расчистку Урала». Неужели что-то сдвинется? Сделал целый доклад, в котором был использован богатейший материал, собранный мной во время поездок по Уралу в 1991-1994 годах от Уральска до Атырау на теплоходах «Воронеж», «Десна», «Киев» с демонстрацией фотографий берегов и островов мелеющей реки, заваленных упавшим после половодий лесом.
Особо акцентировал внимание специалистов на расчистке в 1988 году Уральским пароходством по просьбе рыбинспекции Приурального района притока Урала – Рубежки. В ней снова появилась рыба, а местное население выразило благодарность речникам в местной прессе. Чего ждем? Надо продолжать такую работу! Участники заседания единодушно согласились.
Согласился и министр экологии и биоресурсов РК Святослав Медведев, которому накануне пришлось написать подробное письмо по расчистке Урала. Во время своего приезда в Уральск в августе того же года он ясно дал понять, что следить за экологическим состоянием реки должны те, кто на ней работает. Поэтому не должно быть никаких препятствий расчистке Урала средствами Уральского пароходства. Но ничего с той поры сделано не было, никто к речникам не обращался. Воистину олимпийское спокойствие!
Не обращались наши «защитники Урала» и к директору ТОО «Судоремонтный завод» Владимиру Самсонову, предложившему в 2015 году прокопать траншеи от русла Урала до степных и лесных лощин, чтобы облегчить доступ вешних вод в высыхающие пойменные озера. Это позволило бы спасти от деградации лес, остановить падение уровня грунтовых вод даже при небольших уровнях половодья. У Самсонова есть конкретные наработки, о которых газета «Надежда» писала неоднократно. Но и здесь наши чиновники как воды в рот набрали!
Вот и получается, что с подписанием Соглашения случилось позднее зажигание, а в плане спасения уникальной реки период с 1994 года, когда прекратил существование комитет по Уралу, – это бездарно упущенное время. Дай Бог, чтобы Соглашение заработало. Но не будет ли поздно к моменту, когда это произойдет, спасать сам Урал?

Александр СУЕТИН,
фото Георгия СЕМЕНОВА

Добавить комментарий

Войти с помощью: