№ 25 от 24.06.2015 Общество

“Взрывы слышим до сих пор”

Корреспондент «Н» Санат Урналиев побывал в аулах Бокейординского района, которые находятся по соседству с военно-испытательными полигонами, арендуемыми Россией у Казахстана.

Патологии

Поселок Бисен Бокейординского района находится в 550 км от Уральска. Жители аула много лет живут в нескольких десятках км от российских полигонов. Бисен известен тем, что здесь есть семьи, где рождаются дети с патологиями. Жарылкасын Гумаров родился с психическими расстройствами. Парню 34 года. Он не разговаривает, не может самостоятельно кушать и справлять естественные нужды. Дед Жарылкасына 78-летний Магауя Гумаров уверен, что внук родился таким из-за испытаний на соседнем полигоне. Аксакал со слезами на глазах вспоминает, как в советское время деятельность полигона влияла на местных жителей.

2545

– Вред от полигонов был. Об этом начали говорить, когда уже все прошло. Сейчас в нашем ауле не осталось ни одного человека моих лет. Все умерли от различных болезней. Я видел, как во время испытаний вытекли глаза у лошадей и сайгаков, – рассказывает Магауя Гумаров.

За внука-инвалида 1 группы дед с бабушкой получают от государства 36 тысяч тенге – это чуть меньше $200. Денег едва хватает на лекарства, еду и сменное белье. Одежду Жарылкасына нужно менять по 4-5 раз в день. Магауя добивается через суд права «сиделки» над внуком. Это дало бы семье дополнительные $100. Но по закону для этого Жарылкасын должен сидеть в инвалидной коляске, быть слепым или лежать неподвижно в постели. Магауя Гумаров говорит, что взрывы на полигоне в поселке слышат до сих пор. – Иногда слышим взрывы. Не знаем, где именно взрывают. Небо становится красным, – говорит аксакал.

Два года назад у 10-летнего Орынбасара Мухитова из села Хан Орда начались проблемы с правой ногой. Врачи констатировали редкое заболевание – хрупкость кости, из-за перелома нога перестала расти. 37-летний отец Орынбасара Нурлыбек Ахметов предполагает, что проблемы со здоровьем сына возникли из-за военных испытаний.

– Наверное, hentai videos есть какое-то влияние полигонов. В роду у нас такого никогда не было, с чего бы вдруг такая болезнь может появиться? Других версий у меня нет, – говорит Нурлыбек Ахметов.

Тревожное небо

Село Шонай находится в 30 км от райцентра Сайхин и ровно на таком же расстоянии от Астраханской области России. Детали советских военных ракет можно встретить в быту. В марте прошлого года в нескольких сотнях метров от аула упала российская ракета.  Житель Шоная Хайретден Анесов показывает место, куда именно упала ракета – в двухстах метрах от сельского кладбища. Власти постарались не поднимать шума вокруг этого инцидента. Ракету признали метеорологической, уголовное дело за отсутствием состава преступления закрыли. Местные до сих пор задаются вопросом – как так случилось, что ракета другого государства упала возле их домов.

2543

– Нам не говорят, почему она упала возле нас? Говорят, что вреда нет, а я считаю, вред есть, – уверен Хайретден Анесов.

Две несовершеннолетние дочери Хайретдена инвалиды детства. Получают пособия как пострадавшие от воздействия испытаний на полигонах. Так же, как и 31-летняя дочь местного жителя Болаткали Иксанова. Сам 64-летний Болаткали, кстати, тоже из-за проблем с органами дыхания инвалид 3 группы, говорит, что при взрывах на соседнем полигоне дрожит земля и дребезжат окна в домах.

– Взрывы слышим до сих пор, – рассказал Болаткали Иксанов.

Однако жителей Шоная, где осталось чуть больше двухсот человек, кажется, больше волнует не соседство с полигоном, а отсутствие в ауле питьевой воды. Воду привозят цистернами из райцентра. Одна цистерна, которой хватает в среднем на неделю на семью из двух человек, стоит 1000 тенге.

Неформальный глава Шоная Тлепбеген Капезов говорит, что вода – проблема номер один в ауле. Газа здесь уже не ждут. Молодежь давно уехала в город, а оставшиеся сельчане живут только на пенсии и подрабатывают на железной дороге.

– Акимы обещали, что вода будет. Надежда только на их обещания. Нам деваться некуда. Будем ждать, – надеется Тлепберген Капезов.

В небольшом ауле Уш Терек в 25 км от села Хан Орда вообще осталось несколько десятков домов. Сельчане жалуются на интенсивное в последние годы опустынивание пастбищ, отсутствие дождей и покидают некогда богатые на домашний скот земли. Все эти небывалые доселе аномалии некоторые сельчане связывают с соседством с полигоном, находящимся в нескольких десятках километрах от аула.

Сандеш Капанова, жительница села Уш терек:

2548

– Взрывают. Конечно, не прямо рядом porn cartoon с нами, но на нас это влияет, думаю. Иногда все вокруг обволакивает голубым туманом. Запах стоит плохой. Туман долго не рассеивается, потом исчезает вместе с жарой.

Нежелательная тема

Чарльз Койшибаев, глава районного отделения экологической организации «Нарын», перед интервью тщательно консультируется с районным акиматом. Организация после развала СССР добилась социальных выплат для пострадавших и признания, что полигоны вредно воздействую на здоровье местного населения. По данным общественника, 927920 гектаров земель Бокейординского района до сих пор находятся в аренде под полигоны. Россия платит за аренду свыше 330 миллионов тенге в год.

2547

– Эти деньги уходят в республиканский бюджет. Если направить эти средства в районный бюджет, phone porn то это бы значительно улучшило социально-экономическое состояние местного населения, – говорит Чарльз Койшибаев.

По данным акима Ординского сельского округа Мейрамбека Аккалиева территория действующего полигона «Капустин Яр» начинается примерно в десяти км от Хан Орды – бывшей ставки последнего казахского хана Жангира. В сельском округе, где проживает 3156 человек зарегистрировано 75 инвалидов 1,2 и 3 группы, которые получают социальные выплаты как пострадавшие от воздействия военно-испытательных полигонов. 10 из них – дети и подростки до 18 лет. Однако патологии эти не связаны с соседством с полигонами, утверждает аким.

– Ученые проводили и cartoon porn сследования. Установили датчики, исследовали мясо и молоко домашних животных и птиц. Брали пробы почвы, воды и воздуха. Радиации не обнаружено. Воздух в Орде чище, чем в Уральске. А то, что дети рождаются с диагнозами детский церебральный паралич (ДЦП) или с болезнями Дауна, так это во всех районах есть, – говорит Мейрамбек Аккалиев.

Противоречивость ситуации в том, что власти выплачивают инвалидам дополнительные от обычного пособия по инвалидности 1982 тг (3 группа), 2973 тг (2 группа) и 3964 тг (1 группа) как пострадавшим от воздействия полигонов, но при этом официально медики не признают этого.

– Это в основном люди с диагнозами детский церебральный паралич (ДЦП) или с синдромами болезни Дауна. Однако ни один врач, ставя диагноз, не animated porn скажет, что эти люди пострадали именно от воздействия полигонов. Такой информации нет, – рассказал Мейрамбек Аккалиев.

Адильгерей Габбас, главный врач Бокейординской районной больницы отказался что-либо комментировать «Н». По данным заместителя акима района Ларисы Кайыргалиевой  в 17-тысячном районе зарегистрировано около 150 инвалидов с врожденными патологиями. Однако итоги двухлетних исследований (с 2013 по 2015 годы) республиканской комиссии по оценке воздействия бывших и действующих полигонов на местную экологию и население весьма оптимистичны.

– По итогам всех тестов на сегодня не выявлена опасность для жизни населения. Все в предельнодопустимых cialis online нормах, – утверждает Лариса Кайыргалиева.

2544

Справка «Н»

С 1957 по 1979 год на полигонах «Капустин Яр» и «Азгир» совершено 29 ядерных взрывов, суммарная мощность которых примерно mobile porn составила 65 атомных бомб, сброшенных на японскую Хиросиму.

Справка «Н»

По данным казахстанских и российских СМИ, ежегодно Москва платит Астане 23 с половиной миллионов долларов за аренду военных полигонов hot lesbian porn на территории Казахстана. В аренде у России находится около 10 миллионов гектаров казахстанских земель, выделенных под полигоны.

Санат Урналиев

 

 

 

 

Добавить комментарий

Войти celebrity nude с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.